vs fin upr m

ВС: вправе ли финансовый управляющий принять решение о смене единоличного исполнительного органа дочерних хозяйственных обществ должника-банкрота?

Гражданин-банкрот обратился в арбитражный суд с жалобой на действия финансового управляющего и ходатайством об отстранении его от исполнения обязанностей финансового управляющего.

Судом первой инстанции жалоба частично удовлетворена, признаны незаконными решения управляющего об освобождении гражданина-банкрота от должности генерального директора общества.

Также финансовый управляющий был отстранен  от исполнения обязанностей.

Определение суда оставлено без изменения постановлениями судом апелляционной инстанции и округа.

Частично удовлетворяя жалобу, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, исходил из наличия в оспариваемых действиях (бездействии) финансового управляющего грубых нарушений положений законодательства о несостоятельности, повлекших причинение вреда должнику и его кредиторам.

По мнению суда первой инстанции, финансовый управляющий не вправе принимать решения от имени гражданина-должника о смене единоличного исполнительного органа дочерних хозяйственных обществ.

Но Верховный суд РФ счел такие выводы не соответствующими Закону о банкротстве.

Названный закон предусматривает, что в ходе реализации имущества гражданина финансовый управляющий осуществляет права участника юридического лица, принадлежащие гражданину, в том числе голосует на общем собрании участников (п.б ст. 213.25).

В силу того, что финансовый управляющий осуществляет права участника организации, принадлежащие должнику, он имеет безусловное право на выражение волеизъявления относительно кандидатуры единоличного исполнительного органа такой организации.

Предоставление финансовому управляющему такого объема прав в отношении признанного банкротом гражданина — должника направлено, в том числе на обеспечение защиты имущества последнего и предотвращение  ситуаций, когда должник с учетом принадлежащей ему доли в обществе, используя свое право на управление его делами, совершает недобросовестные действия по отчуждению имущества этого общества, направленные на уменьшение конкурсной массы и причинение вреда своим кредиторам.

 *Определение №305-ЭС17-20073 от 17 мая 2018