Рейдеры в России

«Рейдерство» (от английского raid — внезапное нападение, налет), - захват предприятия с последующей сменой его собственника и менеджмента в пользу самого рейдера или заказчика операции.    В последнее время ситуации, связанные с захватом предприятий, стали очень широко освещаться средствами массовой информации, что свидетельствует не только об интересе общественности к этому явлению, но и о его достаточно широком распространении.
По мнению специалистов, в крупном бизнесе в девяти из десяти случаев то, что внешне выглядит как корпоративный конфликт, обычный хозяйственный или трудовой спор, на самом деле является «рейдерством».
Несмотря на то, что само это явление существует, в масштабах планеты, не один десяток лет, пожалуй, нигде в мире «рейдерство» не сопряжено с таким количеством нарушений духа и буквы закона, как в России.
Можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что «рейдерство» в России в том виде, в котором оно существует в настоящее время, было бы невозможно без правового беспредела начала 90-х годов и всеобщей коррумпированности чиновников, не преодоленной до настоящего времени.

Любая схема захвата останется красивой головоломкой на бумаге, если не будет подкреплена серьезными суммами взяток и тем, что принято называть «административный ресурс».

Существует четыре основных «стратегических» пути захвата предприятия:
1) получение контроля над уставным капиталом;
2) банкротство предприятия;
3) установление «негласного» контроля над органами управления;
4) пересмотр итогов приватизации.

Деление это в значительной мере условно и, как правило, в реальной жизни в чистом виде встречается крайне редко.
Гораздо чаще применяется та или иная комбинация данных способов.
Но, для упрощения восприятия, рассмотрим эти способы по раздельности.

1. Получение контроля над уставным капиталом.

Уже сам факт попытки подобного нападения свидетельствует о том, что уставной капитал общества сильно распылен или слабо контролируется.
Начало атаки — скупка акций. Эту функцию в основном выполняют инвестиционные компании. Обычно рейдерам удается скупить около 10–15% акций — количество достаточное, чтобы инициировать проведение собрания акционеров с нужной повесткой дня.     Удача — приобретение свыше 40% акций. Это позволяет блокировать проведение собрания акционеров, в результате атакуемое предприятие теряет возможность защищаться.
Акционерное общество, собственником которого является трудовой коллектив, — излюбленное лакомство рейдера. Получая невысокие зарплаты, работники сами придут к тому, кто предложит больше денег за акции (однако меньше того, что они реально стоят).
Легенда для скупки в данном случае классическая – «к нам пришел инвестор".
Бывали случаи, когда к бывшим работникам предприятия – ныне пенсионерам - под видом социальных работников, приходили представители инвестиционных компаний, и предлагали массу различных услуг, в том числе "ренту", а затем, хорошо поругав «государство, хозяев и буржуев» интересовались – нет ли у них претензий к руководителю предприятия.
Поскольку, как правило, такие претензии имелись, и, кроме того, благодаря стараниям руководителя, все акции «миноритариев» представляли собой практически бесполезные бумажки, предложение продать акции отказов практически не встречало.

Более жесткий вариант – повторная скупка акций у бывших акционеров. Данный способ обычно применяется, в тех случаях, когда новые владельцы акций не позаботились зарегистрировать переход права собственности.

Дальнейшие действия целиком зависят от фантазии и финансовых ресурсов «захватчиков».
Классический вариант, – получив определенное количество акций (долей в уставном капитале), достаточное для созыва общего собрания и утверждения повестки дня, созывает и проводит внеочередное собрание акционеров. При этом делается все возможное, чтобы прежние «собственники» предприятия (мажоритарные акционеры) на это собрание не попали.
После этого, в зависимости от организационно-правовой формы общества, либо проводятся нужные решения, либо не явившиеся участники в судебном порядке исключаются из общества.
Далее в течение месяца все ценные активы из общества выводятся на «добросовестных приобретателей», и вернуть имущество становится крайне проблематично даже при условии последующего отмены решения общего собрания.

2. Во второй половине 90−х наиболее популярным способом стал отъем собственности через кредиторскую задолженность. Просроченные долги предприятия скупались у мелких кредиторов с дисконтом, затем консолидировались и предъявлялись к единовременной выплате. Неспособность предприятия рассчитаться по своим обязательствам давало основание для начала процедуры банкротства со всеми вытекающими последствиями.
С главным действующим лицом — арбитражным управляющим – все вопросы решались заранее, и захват становился необратимым.
С введением нового закона о банкротстве, подобная процедура значительно усложнилась, но говорить о прекращении ее использования пока не приходится.

3. Установление «негласного» контроля над органами управления.
Самым слабым звеном большинства предприятий является его топ-менеджмент. Это люди, на слабостях которых рейдер играет в первую очередь. Наделенный большими полномочиями директор может способствовать быстрому выведению имущества со своего предприятия в подконтрольные рейдеру структуры. Таким образом, собственник остается с акциями, которые ничего не стоят. Менеджмент легко может спровоцировать финансовые проблемы, например, санкционировав покупку сырья по завышенным ценам или взяв кредит под нереальные проценты. Убедить руководство действовать в пользу рейдера можно разными способами: от обычного подкупа до подсаживания на «крючок» — шантажа, уголовного преследования и угроз. Атака через менеджмент дешевле всего обходится на госпредприятиях, где отсутствует эффективный контроль над оперативной деятельностью со стороны собственника.

4. Сравнительно новый способ лишения собственности в крупном бизнесе — оспаривание итогов приватизации.
В России он не получил пока широкого распространения в своем классическом исполнении.     Но методика и механизмы, отработанные на таких крупных концернах как «ЮКОС» и «СИБНЕФТЬ» могут быть применены фактически для любого предприятия, возникшего в результате приватизации государственной собственности.
Сплав государственного и корпоративного интереса дает стопроцентную гарантию успеха рейдерской операции. Будучи неэффективным собственником и управленцем (и даже не претендуя на это), государство служит идеальным инструментом для перераспределения активов между бизнес-группами.
В связи с тем, что в недрах министерства экономического развития периодически появляются идеи о реорганизации МУП, ГУП и т.д. в акционерные общества, со всеми вытекающими последствиями, представляется, что данный способ рейдерства еще имеет шанс превратиться в один из основных и самых доходных.

Т    аковы, в общих чертах основные пути, по которым осуществляются «захваты» предприятий.
Методы, которые при этом используются, отличаются огромным разнообразием и изощренностью – от «сравнительно честного отъема» денег и имущества в духе Остапа Бендера, до откровенно криминальных – с подделкой документов, кражами, шантажом и кровопролитием.

Ключевым направлением рейдерской атаки является судебная система. Здесь в игру вступают юристы атакующего. Основная задача — поставить под сомнение законность прав собственности мажоритария и блокировать работу предприятия. Чаще всего рейдеры добиваются своего путем использования института обеспечительных мер. Например, в качестве обеспечения иска можно просить суд арестовать имущество предприятия, либо запретить владельцу контрольного пакета свободно распоряжаться своими акциями.
Абсолютно абсурдные, на первый взгляд требования подкрепляются элементарной подделкой – сфабрикованными документами с липовыми печатями и штампами.
Ответчику в этом случае, при наличии качественно подделанного документа, будь то реестр, свидетельство о регистрации или договор купли-продажи, доказать, что ты не верблюд, очень сложно. По крайней мере, сделать это быстро не удастся. Значит, захватчик выигрывает главное — время.
Проплаченное решение судьи подводит законную черту под всеми незаконными действиями, которые предпринимал рейдер до сих пор. Это — переломный момент.

«Подснежник» — решение суда, в котором ты не принимал участия, ничего о нем не знаешь, но которое вынесено против тебя,— обеспечивает рейдеру эффект внезапности. Лазеек в законодательстве, позволяющих принимать такие решения, масса.
В частности правило о том, что в случае наличия требования к нескольким ответчикам, исковое заявление подается по месту нахождения одного из них (на выбор истца) позволяет организовать проведение процесса в «нужном» суде.
Как правило, речь идет о провинциальных судах, которые и стоят дешевле, и работают оперативнее.
На основании таких решений можно, например, провести альтернативное собрание акционеров, во время которого будет принято решение о смене руководства предприятия.

Как правило, подделки в суде используются только на раннем этапе схемы - известная технология: подделка – незаконное решение суда - легитимное решение суда - отмена незаконного решения и уничтожение подделки - работа на основе легитимного решения суда.
Конечно, в теории легитимного решения суда на основе незаконного вроде быть не может, но на практике - сколько угодно.
Силовой захват предприятия, проводится в случае активного сопротивления обороняющейся стороны. Часто захватчик и тот, кого захватывают, располагают прямо противоположными решениями судов, каждое из которых — абсолютно легитимное. В этом случае решающую роль играет грубая физическая сила. «Тот, кто окажется внутри (заводоуправления, кабинета директора и т. п.), и празднует победу. Как только меняется руководство завода, оно тут же инициирует изменения в уставе предприятия (количество членов наблюдательного совета или правления, составляющих кворум, порядок принятия решений, пр.). Это не даст пострадавшей стороне возможности вернуть завод обратно, разве что, организовав аналогичную рейдерскую атаку.
Для физического захвата применяются как откровенно криминальные группировки, так и вполне легальные охранные фирмы. Достаточно часто роль «тарана» выполняют государственные структуры – милиция и судебные приставы.
Известны случаи использования для «демонстрации силы» подразделений Министерства обороны.

Захват любого предприятия невозможен без привлечения мощного административного ресурса. Противостояние в юридической плоскости зачастую — лишь необходимая процедура при заранее известном исходе.
Как правило, в ход идет все – от жалоб в различные инстанции (налоговая служба, прокуратура и т.д.) до заказных уголовных дел.
Под удар попадают все – от руководства и собственников предприятия-«жертвы» до лиц, которые тем или иным способом пытаются встать на их защиту.
Зачастую применяются и откровенно уголовные способы – шантаж и даже убийство лиц, активно обороняющихся от захвата.

Подводя итог, можно сказать следующее: захват предприятия – это всегда хорошо спланированная и организованная комплексная акция, подкрепленная значительными финансовыми и административными ресурсами. Основная цель захвата на первом этапе – отстранение собственников от управления предприятием и финансовых ресурсов, которыми это предприятие располагает. Конечная цель захвата – получение полного контроля над активами предприятия-«жертвы».
Действия «захватчиков» всегда отличаются решительностью, высокой оперативностью и профессионализмом.
Все это отнюдь не означает, что с захватами нельзя бороться. Примеров успешной обороны достаточно.
Однако следует понимать, что для победы необходимы действия, адекватные стоящей угрозе.

Поделитесь с друзьями
Похожие статьи
Рейдерство (архив)
Это – классика рейдерства, господа.Далее они продадут предприятие другой фирме, а та в свою очередь…
X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999-99-99
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами