Арбитражный управляющий – свет или тень?

Арбитражный управляющий - свет или тень?

29 декабря 2015 г. парламентарии приняли ФЗ № 391, которым внесли правки в ряд некоторых законодательных актов, например, в КоАП РФ.

По содержательной части нововведений прослеживается подход законодателя, который призван усложнить жизнь якобы недобросовестному арбитражному управляющему, по сути же, получается, что всем. С принятием закона значительно меняется статус арбитражного управляющего. Указанный закон существенно меняет профессиональную деятельность арбитражных управляющих, ужесточая требования к ним, а именно арбитражного управляющего смогут дисквалифицировать после повторного административного нарушения. Данная поправка вызвала огромный резонанс среди арбитражных управляющих, получается, что за любое, даже незначительное, но повторное нарушение управляющим он подлежит дисквалификации. Все-таки нарушение нарушению рознь. Также вводится административная ответственность компаний саморегулируемых организаций (далее-СРО) и запрет на назначение арбитражного управляющего в новые процедуры банкротства в течение года с момента его отстранения в другой процедуре.
Попытки организации СРО и управляющих в единую структуру осуществляются уже на протяжении нескольких лет, и действительно требовали изменений, но все же к новшествам закона возникают определенные вопросы.
По сути, ФЗ № 391 выступает как некий катализатор, т.к. в настоящий момент отсутствует такая структура, которая могла бы представлять арбитражных управляющих во взаимодействии с властью и другими структурами. К сожалению, до сих пор не сформулировано общее правовое понятие и отсутствует концепция СРО.
Но какие же проблемы решают эти правки, а от каких изменений возникнет еще больше вопросов?
Перейдем к сути. Это проблемы, связанные с деятельностью арбитражных управляющих.
Главный момент, на который нужно обратить внимание в законе "О несостоятельности", - это проблема подбора кандидатуры арбитражного управляющего - лица, назначенного арбитражным судом для проведения процедуры банкротства несостоятельной организации.
Однако по новому закону критерии выбора кандидата не ясны, предложить кандидатуру арбитражного управляющего может либо организация управляющих, либо государственный орган по делам о банкротстве, поэтому новшества не только не усилят независимость управляющего, но, напротив, усилят его зависимость от чиновников и кредиторов.
Законопроект, призванный якобы защитить права кредиторов, на самом деле их не защитит, поскольку отстранение арбитражного управляющего – это достаточно серьезный аспект, ведь, как правило, работает не один управляющий, а проектная команда.
Более того, деятельность арбитражных управляющих неподконтрольна государству т.к. по новому законодательству не подлежит лицензированию. Законодатель, введя контроль над арбитражными управляющими со стороны суда, не учел, что контроль этот заключается лишь в рассмотрении жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих, а основной контроль сосредоточен в СРО. Новый законопроект, безусловно, преследует благие цели, но абсолютно неправильными средствами.
С новыми правками автоматически завышается ценз вхождения в профессию арбитражного управляющего.
Судя по практике на сегодняшний день, не устоялась и практика банк¬ротства физических лиц (причем наблюдается рост отказа арбитражных управляющих от назначения на такие процедуры и подача заявлений об освобождении от обязанностей финансового управляющего граждан-банкротов).
Данный законопроект подталкивает уйти арбитражного управляющего в тень. И без того на фоне сложной экономической ситуации, когда страховые компании уходят с рынка, и арбитражные управляющие остаются без страховой защиты и вынуждены вновь покупать полисы страхования в других компаниях, т. е. платить за страховку дважды. Как известно, арбитражному управляющему с плохой историей сложно приобрести страховку в надежной страховой компании, а именно с новыми поправками появится много управляющих с плохой историей.
Более того, страховщики вынуждены защищаться и реализовывать право регресса, закрепленное в Законе о несостоятельности (банкротстве). Что происходит – страховая компания производит выплату в пределах страховой суммы. Недостающую сумму вынуждены платить СРО из компенсационных фондов. И здесь вновь порочный круг: средства за пополнение компенсационного фонда платят все члены СРО. А в связи с новыми правками принято увеличение размера компенсационного фонда СРО с 20 млн. до 50 млн. руб. Это, несомненно, приведет к тому, что многим из них придется уйти с рынка, а другим укрупниться, чтобы на нем удержаться.
А не будет ли тем самым институт банкротства подорван – вопрос.
Также в новом Законе смутно определены конституционные права арбитражных управляющих, соответственно, стоит вопрос о защите этих прав.
Арбитражное управление очень тесно связано с экономикой, т.к. при ликвидации предприятий важно найти эффективного собственника, который будет способен развивать бизнес дальше. Но в связи с тем, что экономическая модель, которая не так давно была востребована в обществе, себя изжила, а эта совокупность дает возможность проявления нового механизма как заказное банкротство.
Изложенные в Законе правки и отсутствие объективно обоснованного размера вознаграждения неизбежно приведут к значительному удорожанию услуг арбитражных управляющих.
Власть, как и в большинстве случаев, действовала в отношении арбитражных управляющих, в частности, принятия соответствующих изменений в Федеральный Закон по некому классическому сценарию, в меньшей степени обсуждая и прислушиваясь к мнению профессионального сообщества.
А Закон все-таки должен обеспечивать баланс различных его участников.

Андрианова Галина Николаевна,
адвокат Союза Адвокатов Москвы «Лыкова, Халчанский, Андрианова и партнеры»,
судья Постоянно действующего третейского суда «Международный Арбитражный Третейский Суд»

X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999 999
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами