fbpx

Мораторий на банкротство в период пандемии: рука помощи или толчок в спину?

банкротство в период пандемии

На фоне ситуации, сложившейся сегодня с эпидемией в стране и мире, никто пока не берет на себя ответственность точно прогнозировать последствия, которые будут иметь для российского бизнеса ограничительные меры, принятые государством для борьбы с нею.

Система экономических взаимосвязей между участниками сегмента малого и среднего бизнеса делает невозможным изоляцию какого-либо отдельного звена, подвергнувшегося разрушительному воздействию вынужденного простоя, вызванного административным приостановлением деятельности предприятий в какой-либо сфере.

Адвокат Денис Петров

Суть проблемы

Уже стало очевидно, что попытки минимизировать для себя эти последствия, предпринимаемые любыми участниками рынка, путем возложения материальных издержек на своих контрагентов, не приносят желаемого результата, поскольку аналогичные меры предпринимаются и остальными участниками. В результате, например, попытки снизить затраты за счет сокращения отправленного в вынужденный оплачиваемый отпуск персонала, или даже неоплачиваемый, что, по сути, равнозначно увольнению, выглядят, со стороны работодателя, нечестно.

Однако он понимает, что иначе, в условиях отсутствия какого-либо дохода от текущей деятельности, не может выполнить обязательства перед арендодателем помещения, занимаемого его, допустим, рестораном, или офисом. Тот, в свою очередь, требует внесения арендной платы в полном объеме, несмотря на понимание невозможности для арендатора вести коммерческую деятельность в текущий период, так как сам несет обязательства перед банком, предоставившим средства на приобретение этого помещения.

Банк же, в сегодняшней ситуации не имеет не только желания, но и практической возможности –  алгоритма действий,- для реструктуризации кредита, даже при наличии соответствующих рекомендации ЦБ это означает для банка отказ от прибыли, что прямо противоречит не только сути кредитования, но и самому здравому смыслу.

Возможные пути решения

В данной ситуации необходимо участие государства, готового, используя соответствующие инструменты, компенсировать, к примеру, банкам их убытки.

Либо предоставить ссуды терпящему бедствие бизнесу за счет налогов, уплаченных им же в предыдущий период – за прошлый 2019 год, например. Ведь уплата налогов есть не только обязанность субъекта налогообложения, но и право – право требовать от государства помощи в ситуации непредвиденной и катастрофичной, такой, как сегодняшняя. 

Конечно, рассмотренная схема взаимодействия субъектов экономической деятельности носит сильно упрощенный, но вполне наглядный характер и может быть использована для понимания сути проблемы.

И вот, в этой ситуации государство, вместо ожидаемых внятных мер поддержки, предпринимает попытку предотвратить грядущую волну банкротств субъектов малого и среднего бизнеса, не имеющих оснований рассчитывать на прямые государственные субсидии своей экономической деятельности, то есть подавляющего большинства игроков этого  рынка. 

Статья 5 Закона № 98-ФЗ от 01.04.2020 дополнила Закон о банкротстве статьей 9.1 -  Мораторий на возбуждение дел о банкротстве. Указанная статья наделила Правительство Российской Федерации правом вводить мораторий на возбуждение дел о банкротстве в отношении должников, по принципу формирования необходимых групп ОКВЭД, а также отдельных категорий лиц.

В связи с данными поправками Правительство Российской Федерации уже вынесло Постановление от 03.04.2020 № 428 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников на шесть месяцев». Так же опубликовано сообщение Минэкономразвития России «Государственная поддержка системообразующих организаций», в котором содержится 646 организаций, на которые распространяются условия моратория.

Указанная выше статья 9.1. «Закона о банкротстве» устанавливает особые правила для соответствующей категории должников, довольно существенно отличающихся от общих. Для того, чтоб понять, какие именно цели преследовал законодатель, и что из этого поучается, считаю целесообразным проанализировать основные положения этого нормативного акта.

Мораторий на публикации в «Едином федеральном реестре сведений о банкротстве»

Все совершенные публикации в «Едином федеральном реестре сведений о банкротстве» после введения моратория до возбуждения процедуры банкротства в отношения должника утрачивают силу.

«Единый федеральный реестр сведений о банкротстве» не имеет права производить публикацию о намерении кредитора или уполномоченного органа обратиться в Арбитражный суд, в случае если данный должник подпадает под действие моратория.

С момента окончания моратория публикацию в «Едином федеральном реестре сведений о банкротстве» требуется делать повторно. Важным фактом является то, что закон уравнял уполномоченный орган с остальными кредиторами и императивно установил право на подачу заявления о признании должника банкротом как «не ранее чем через 15 дней после окончания моратория» (этот же срок установлен для иных кредиторов и отсчитывается с момента совершения публикации в «Едином федеральном реестре сведений о банкротстве» п. 2.1. ст.7 Закона о банкротстве).

Мораторий на заявления о признании должника банкротом

Закон установил мораторий на подачу заявления о признании должника банкротом для кредиторов. При подаче кредитором такого заявления, суд обязан возвратить данное заявление.

Подпункт 1-2 п.3 ст. 9.1 Закона о банкротстве снимает обязанность (ст.9 Закона) и устанавливает право руководителя должника, на период действия моратория, подать заявление о признании должника банкротом. Следовательно, ст.9 Закона о банкротстве в период моратория не применима, и руководитель сам принимает решение о необходимости подачи заявления о признании юридического лица банкротом, без риска привлечения к субсидиарной ответственности по ст 61.12 Закона о банкротстве, исключительно на период моратория. В остальной части контролирующие должника лица не освобождаются от субсидиарной ответственности.

Мораторий: последствия для должника

Итак, какие последствия возникают для должника с распространением на него акта о моратории? Прежде всего, данные особенности касаются невозможности для должника продолжать финансово-хозяйственную деятельность в обычном порядке.

Возникающие позитивные аспекты заключаются в следующем:

  • не начисляются неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей;
  • не допускается обращение взыскания на заложенное имущество, в том числе во внесудебном порядке;
  • приостанавливается исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория.

А теперь следует обратить пристальное внимание на этот пункт.

По сути, он не относится напрямую к процедуре банкротства. Здесь речь идет о принудительном исполнении вступившего в силу решения суда о взыскании задолженности, возникшей перед кредитором, в соответствии с Законом «Об исполнительном производстве», либо даже о добровольном урегулировании возникшей задолженности в досудебном (претензионном) порядке, точнее о недопустимости, по сути, такого урегулирования.

 Если кредитор имеет основания предполагать, что, финансовое положение должника нестабильно и в дальнейшем не позволит ему удовлетворить ВСЕ требования, предъявляемые к нему кредиторами (контрагентами), то и ему вряд ли имеет смысл принимать исполнение сейчас, поскольку в последующем, в рамках процедуры банкротства, эти действия должника будут признаны неправомерными.

Однако, законодатель не ограничивает возможность подачи исковых заявлений к должнику и наложение арестов на его имущество.

Поэтому кредиторам рекомендуется, видимо, фиксировать свои требования в судебном порядке и накладывать аресты  в рамках исполнительного производства, не пытаясь форсировать их преждевременное удовлетворение, как ни странно это может прозвучать, а даже, скорее, препятствуя ему.

Предоставленные лояльные возможности в заключение мирового соглашения, так же как и возможность проведения собраний кредиторов в заочном порядке, мы здесь рассматривать не будем, как не оказывающие существенного влияния на ключевые вопросы, рассматриваемые в данной статье. 

В целом, вся ст. 9.1. рассматриваемого закона выглядит как некая «демоверсия», которая, в дальнейшем, должна дорабатываться и расширяться. Законодатель попытался  максимально кратко сформулировать формат «привилегированного» должника с немногочисленными, но жесткими ограничениями.

И если в период моратория должник сумеет выжить, то после его окончания, с введением процедуры банкротства, у кредиторов и арбитражного управляющего открывается существенное поле для работы, буквально с неограниченными возможностями, а именно с расширенным периодом анализа оспоримости сделок с заинтересованностью, применения последствий недействительности множества ничтожных сделок, привлечения к убыткам и субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

При данных обстоятельствах деятельность общества усложняется не только текущей экономической ситуацией, но и именно этими нововведениями.  Она несет  существенные риски как для руководителя общества, так и для его контрагентов, которые не только лишаются возможности требовать от должника выполнения своих обязательств в период действия моратория, но и получают недвусмысленный сигнал, что любые добровольные шаги должника, направленные сейчас на урегулирование этих обязательств, в дальнейшем, в течение длительного, более того, дополнительно расширенного, в сравнении со стандартной ситуацией, периода времени (1),  могут быть признаны неправомерными, а их последствия ничтожными(2).

1) Периоды, которые установлены для оспаривания сделок в банкротстве по статьям 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве, надо исчислять с даты введения моратория. Они включают в себя период до введения моратория, период моратория, а также один год с момента прекращения действия моратория, но не позднее даты возбуждения дела о банкротстве.


2) Сделки должника по передаче имущества и принятию обязательств, которые совершили в период моратория, признаются ничтожными. Это не касается сделок, которые совершили в рамках обычной хозяйственной деятельности, если их цена с учетом взаимосвязанных сделок не превышает одного процента стоимости активов должника.

 Не становится ли это фактором, не только не упрощающим, но и напротив, парализующим деятельность общества в ситуации наступившего экономического кризиса?

 С учетом столь жестких ограничений, не кажется ли вероятным, что должник не захочет осуществлять деятельность в период моратория и сочтет более безопасным заявить о собственном банкротстве?

В любом случае, руководителю должника необходимо предвидеть возможные риски в настоящий момент и быть готовым предоставить все необходимые доказательства для собственной защиты после окончания моратория, а не делать это по факту, когда  это будет невозможно.

В очередной раз, предпринимаемые государством шаги по оказанию помощи, на поверку, оказываются очень сомнительным подспорьем, если не сказать, «медвежьей услугой», для получателей этой самой помощи.

Автор – адвокат Денис Игоревич Петров, консультант по урегулированию финансовых обязательств

Читайте также: Путин призвал не спешить с отменой ограничительных мер по коронавирусу

Совет Федерации предлагает признать эпидемию коронавируса форс-мажором

Все отсрочки по налогам из-за коронавируса и субсидии малому бизнесу

Популярное по теме: Суд официально признал пандемию коронавируса форс-мажором
Мораторий на банкротство-2020