info@sibadvokat.ru 8 800-600-44-35

ВС РФ: в споре с работником по ГПД следует выяснять, не являются ли отношения трудовыми

 

6 февраля 2024 года Верховный Суд РФ рассмотрел кассационную жалобу Ответчика, привлеченного судом к материальной ответственности за утрату имущества, переданного ему Истцом как агенту во исполнение агентского договора.

Верховный Суд РФ в определении от 6 февраля 2024 года по делу № 43-КГ23-8-К6 указал на ошибки судов, не обративших внимание на существо и характер правоотношений, фактически сложившихся между Истцом и Ответчиком.

pozitciya-vs-rf-v-spore-s-rabotnikom-po-dogovoru-gpd

Содержание:

  1. Фабула дела
  2. Позиции судов
  3. Позиция Верховного Cуда РФ

 

 

 

 

Фабула дела

 

 

 

Между организацией (Истцом) и гражданином (Ответчиком) был заключен агентский договор, в рамках которого функции агента выполнял Ответчик. Истец передал Ответчику для исполнения им договорных условий имущество в виде анализатора стоимостью в полтора миллиона рублей.

Спустя примерно полтора месяца после заключения агентского договора анализатор, хранившийся в автомобиле Ответчика, был похищен неизвестными лицами, о чем незамедлительно был уведомлен Истец. По факту кражи было возбуждено уголовное дело.

Еще через месяц Истец сообщил Ответчику, что договорные отношения прекращаются и ему необходимо вернуть вверенные анализатор и деньги. Затем Ответчику поступило требование о возмещении стоимости утраченного имущества в 3-дневный срок.

В своем ответе Ответчик сообщил, что вернуть анализатор не может, потому что последний был украден.

 

Не получив назад ни своего имущества, ни компенсации Истец подал иск в суд.

 

 

 

 

Позиции судов

 

 

 

Суд первой инстанции частично удовлетворил исковые требования. Суд установил, что обязанность возместить причиненный ущерб лежит именно на Ответчике, которому утраченное имущество было вверено по договору.

Суды апелляционной и кассационной инстанции поддержали позицию суда первой инстанции.

Ответчик с вынесенными судебными актами не согласился, продолжая настаивать на том, что фактически между ним и Истцом имели место трудовые отношения и регулироваться они должны нормами трудового законодательства, так как имущество было утрачено во время исполнения Ответчиком служебных обязанностей.

 

 

 

 

Позиция Верховного Cуда РФ

 

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ нашла кассационную жалобу подлежащей удовлетворению и указала на следующее:

 

  1. Если отношения возникли на основании гражданско-правового договора (далее – ГПД), предусматривающего использование личного труда работника, но впоследствии были признаны трудовыми, то к ним надлежит применять положения трудового законодательства (статья 11 Трудового кодекса РФ).

  2. Неустранимые сомнения, возникающие при разрешении судами споров о признании отношений, проистекающих из ГПД, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений (статья 19.1 Трудового кодекса РФ).

  3. С целью надлежащей защиты прав и законных интересов работника судам необходимо устанавливать факт наличия или отсутствие трудовых отношений между работником и работодателем, которым выступает физлицо, индивидуальный предприниматель или микропредприятие (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 15 от 29 мая 2018 года).

  4. Верховный Суд РФ перечислил различные признаки трудовых отношений, в частности:

    • личное выполнение работником заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя;
    • выполнение работником не разовой работы, а исполнение им трудовых функций;
    • подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка работодателя;
    • обеспечение работодателем условий труда;
    • плата за выполнение работником трудовой функции;
    • наличие предусмотренных трудовым законодательством дополнительных гарантий работнику;
    • интегрированность работника в организационную структуру работодателя;
    • признание права работника на еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск;
    • осуществление периодических выплат, которые являются единственным либо основным доходом работника.

    «Исполнитель по договору возмездного оказания услуг работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда», – отметил Верховный Суд РФ.
  5. Разрешая данное дело, суду первой инстанции следовало учесть возражения Ответчика и установить, имелись ли в отношениях, возникших между Ответчиком и Истцом, признаки трудовых отношений.

  6. Суд апелляционной инстанции указал, что факт наличия трудовых отношений подтверждения не нашел. Однако, как считает Верховный Суд РФ, данный вывод был сделан без исследования и оценки всех условий агентского договора и его исполнения сторонами.

 

«В случае установления судом факта трудовых отношений между сторонами размер ущерба был бы ограничен в соответствии с положениями ст. 241 Трудового кодекса РФ, согласно которой за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено данным кодексом или иными федеральными законами», – подчеркнул Верховный Суд РФ.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила все судебные постановления, вынесенные по делу нижестоящими инстанциями, и направила дело вновь в суд первой инстанции.

 

 

 

Екатерина Краснова
Екатерина Краснова

Автор журнала «Правовая Гарантия»

Поделитесь с друзьями