fbpx

Об инновациях в теоретических основах оценочной деятельности

Об инновациях в теоретических основах оценочной деятельности (в условиях Новой экономики).

Материал подготовил
Моисеев Анатолий Владимирович
Директор по вопросам оценки и консалтинга ООО Независимая Консалтинговая Группа "СЕТЛ"
Оценщик 1 категории
Оценщик недвижимости, сертифицированный Европейской группой ассоциаций оценщиков (TEGoVA)
Действительный Член Российского Общества Оценщиков (РОО)
Член Экспертного совета Омского регионального отделения РОО

В последние годы те инновации, которые появились в мировой и отечественной практике оценочной деятельности и смежных с ней видов экономических измерений – например, нововведения, обобщенно называемые "пересмотром понятий", "сменой парадигм" и "конвергенцией стандартов" – всё более и более вызывают у практикующих оценщиков искренний интерес к теории. Если это и связано с их коммерческим интересом, то лишь через качество профессиональной деятельности, за что они готовы сами платить. Но когда оценщики не находят удовлетворительных ответов на свои вопросы в изданиях, которые есть в широком доступе, то они выражают негативное отношение к "теории вообще" или же разрабатывают свои "теории оценки" – порой наивные, но содержащие полезные обобщения практического опыта.
В этой связи можно сказать, что профессиональные оценщики составляют особую когорту специалистов, которые – обладая обширной информацией о сделках – на эмпирическом уровне могут с большой достоверностью оценить реальную (рыночную) стоимость объекта имущества в конкретных условиях. Сами оценщики осознают несуразность существующих административных форм регулирования их независимой (по российскому Закону!) деятельности, осуществляемой "не благодаря, а вопреки" действующему неэффективному "механизму", а также ограниченную пригодность для своей деятельности – не только переусложненного формализма, предлагаемого экономической теорией, но и ее содержательных, концептуально-методологических основ.
Нельзя ставить в вину ни практикующим оценщикам, ни теоретикам-экономистам – то, что нет такой практической экономической теории, которая была бы адекватна широко понимаемой Новой экономике. Следует отметить, что последнее время в мире активно ведутся разработки методов практических экономических измерений в реальных условиях наступления всеобщей (а не особо выделенной) Новой экономики. Налаживаются также междисциплинарные контакты по разработке и освоению инноваций, появляющихся как в оценочной деятельности, так и в смежных дисциплинах: прежде всего, в бухгалтерском учете и в инвестиционно-финансовом анализе.
Однако известные из зарубежных публикаций попытки взаимодействия профессионалов-практиков с теоретиками-экономистами, представляющими академическую науку, приводят подчас к негативным результатам. Причиной является то, что практики, не разбираясь глубоко в той или иной известной (давно или с недавних пор) фундаментальной теории, пытаются вольно толковать её в своей профессиональной деятельности. За это они получают "щелчок по носу" и совет от "академиков" (так на Западе называют любого научного сотрудника) заниматься своими профессиональными соглашениями (конвенциями – в бухучете), которые не имеют отношения к "чистой" науке.
Во всей системе международных и национальных стандартов уже произошли или предложены принципиальные изменения – не просто в терминах, а в самом содержании вкладываемых в них понятий. Это требует такой переработки по существу всей системы основных понятий на русском языке, при которой полезным становится сравнение "архетипического", первоначального смысла слов – с их новым экономическим содержанием, которое в них вкладывается в новой международной оценочной практике, дающей концептуальные обоснования по-новому понимаемых старых слов.
Дело не только в особых понятиях оценочной деятельности, которые являются, как бы, внутренними для профессии, а – в имеющих отношение к ней, общеэкономических и даже общенаучных (эпистемологических, т.е. из философской "теории познания") воззрениях, возникших в новейшую историческую эпоху, называемую информационной или постиндустриальной.
В условиях Новой экономики не отрицаются все достижения традиционных и модерных теорий, но современные реалии свидетельствуют об уже сформировавшейся более сложной новой "картине экономического мира". Психологи, изучая мышление, разделяют его на рациональное – левополушарное [(л/п), расчленение целого на части] и на ценностное – правополушарное [(п/п), нерасчленимость целостного]. Но лишь при взаимодополнительности этих двух – проявляется третье: переход к новому мышлению. Психологически это непростое дело, а для некоторых людей – это оказывается вообще невозможным, несмотря на их рационально-интеллектуальные способности.
Хотя сами понятия образуют структуру рационального (л/п) мышления, но пересмотр понятий требует психологической перестройки и создания целостных образов (в п/п), также как при первоначальном обучении детей. После закрепления новых целостных образов (в п/п) появляется возможность отстраивать новую систему понятий (в л/п). В экономике смена парадигм – вместе с пересмотром понятий – сравнивается со "сменой веры", и отмечается особая агрессивность левополушарников в экономической теории.
Основные направления происходящих изменений в конкретных видах экономических измерений уже ясно обозначены в новых стандартах оценки (в МСО 2007 и британских RICS) и финансовой отчетности (в МСФО и американском FASB 157), а также в международных стандартах аудита и т.п. Формирование необходимого для российской практики, обновленного понятийного аппарата оценочной деятельности нуждается именно в целостном представлении о системе экономических измерений.
Экономическая сущность новых технологий и тех механизмов, которые обеспечивают реальную эффективность инноваций, не допускает отождествления "затрат" со "стоимостью". В этом концептуальное отличие Новой экономики от устаревших теоретико-экономических представлений (даже тех, которые называли "модерном"), а также от традиционного, но сейчас изменяемого, бухгалтерского учета.
Во многих последних работах говорится о том, что самые совершенные математические модели оказываются нерелевантными реальной практике – не по причине своей сложности, а из-за слишком упрощенных представлений о содержании оценочной деятельности, что отражается в базовых понятиях.
Выход из "блуждания" видится во "взаимном противопоставлении" (vs. – от лат. versus) трех взаимосвязанных понятий, которые в наиболее признанных британских толковых словарях называют синонимами, хотя и с особенностями именно британского употребления: worth vs. price vs. value. А в русском переводе, не вызывавшем до сих пор у российских оценщиков каких-либо возражений, это триада такова: ценность вз. цена вз. стоимость.
Если не заниматься переводческими изысками и схоластическими спорами о "субстанциях" (всё это полезно в утонченном изучении), то в системе понятий на русском языке достигается достаточная ясность – и у теоретиков, и у практиков, занимающихся экономическими измерениями.
Ценность понимается как некоторая "истинная величина" – исходя из принимаемой аксиоматики; она вычисляется на основе соответствующих математических моделей (в неденежном или денежном измерении). Её называют в марксистской политэкономии потребительной стоимостью, а в МСО: "ценностью или инвестиционной стоимостью".
Цена понимается как "фактическая денежная сумма", наблюдаемая в обмене; она образуется непосредственно в рыночных сделках, а при нерыночном обмене – калькулируется. При сделках с имуществом – для установления его цены – предварительно выполняется оценка его стоимости.
Стоимость имущества понимается как величина, которую оценивают (по-английски – глагол "value", а существительное "value", в зависимости от контекста, это: ценность, стоимость, а также значение или величина – в математике) стороны сделки и внешние оценщики в "реальных рыночных условиях" сделки – на основе "оценочных расчетов" ("estimates", т.е. "ориентировок", "прикидок") и обоснованных профессиональных суждений.
Стоимость имеет родовой смысл, включающий и смысл цены (ожидаемой "по разумным соображениям"), и смысл ценности, но – без априорного вменения измеряемой величине отражения всей релевантной рыночной информации.
"Рыночная ценность [Market worth] – это цена, по которой инвестиции в объекты недвижимого имущества торговались бы на конкурентном и эффективном [efficient – в смысле "совершенного"] рынке, используя всю рыночную информацию и все доступные аналитические инструменты. Рыночная стоимость [Market value] допускает менее чем совершенное знание [less than perfect knowledge] рыночной информации".
Чем более "совершенными" являются: сам рынок, знание информации о нем и аналитические инструменты, – тем больше сближаются "стоимость" (конкретное число, определяемое оценщиком по обоснованному суждению) и "ценность" (обычно, интервальная величина, вычисляемая аналитиком).
Понятие стоимость имущества - это "стоимость имущества" в реалистичном понимании, что позволяет считать субъективные суждения профессионального оценщика не менее достоверными, чем якобы объективные вычисления финансового аналитика по моделям, в которые закладываются (чаще всего – неявно) различные предположения и допущения именно субъективного характера.
Официальное признание "суждений оценщика, которые должны быть применены при проведении оценки" (ФСО 1, п. 18) – влечет за собой столь же явные обязательства не только нормативно-ценностного (нравственного – для этого Кодекс этики оценщика), но и нормативно-правового характера.
Утвержденная Минэкономразвития России в 2007 г. триада базовых федеральных стандартов оценки (ФСО 1 – 3), при их явных недостатках (представители Минэкономразвития публично это признают и заявляют, что переработка базовых стандартов планируется после завершения обсуждений проектов еще трех стандартов), включает давно предлагавшиеся новации.
Одной из таких новаций является отказ от прежнего официального термина "стоимость замещения (воспроизводства)" и введение – в соответствии с принятым у оценщиков пониманием – "затрат, необходимых для воспроизводства либо замещения объекта оценки с учетом износа и устареваний" (ФСО 1, п. 15). – А ведь это было "cost’ью в горле" много лет!
Все известные доводы в пользу перевода на русский язык английского "cost" как "стоимость" – имели нестрогие обоснования. Они же игнорировали то, что глагол "cost" означает "стоить (себе)" или "обходиться", и что существительное "cost" – в широком смысле – это "затраты, издержки, себестоимость" или "фактическая цена приобретения".
Абстрактно-теоретические отождествления "стоимости" с "затратами" (как марксистские, так и антимарксистские) представляют собой частные случаи, которые в научной литературе всегда оговариваются. Претерпело изменение после 2000-го года и англоязычное бухгалтерское выражение: "бухгалтерская (балансовая) стоимость" (book value) – по МСФО называется теперь "учетная сумма (или величина)" (carrying amount), а новое понятие "справедливая стоимость" (fair value) требует явных оценочных суждений.
Обесцененные (с учетом физического износа и всех видов устаревания) затраты на замещение признаются в оценке как приемлемый заменитель (суррогат – по МСО) стоимости – для специализированного имущества, не имеющего аналогов.
Остающиеся – сугубо русскоязычные, но интересующие не только россиян – проблемы теоретиков-экономистов и бухгалтеров (по-разному понимаемые теми и другими), разрешаются при теоретическом и практическом применении "новой оценочной парадигмы", с признанием "профессиональных оценочных суждений".

Поделитесь с друзьями
Похожие статьи
СРО оценщиков станут лучше контролировать
СРО Оценщиков станут более жестко контролироваться Государством?   На повестке дня Госдума должна решить вопрос,…
X

Закажите звонок

Наш специалист свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999 999
9
18
Наш менеджер перезвонит вам!