info@sibadvokat.ru 8 800-600-44-35

ВС РФ: отец не может принуждать недееспособного совершеннолетнего ребенка к общению

Каждому известно, что ребенок имеет право общаться с родителями, а родители – со своим ребенком, даже если проживают отдельно от него. А как обстоит дело в случае, когда ребенок уже взрослый, но в силу своей недееспособности мало отличается по правовому статусу от малолетнего?

Однозначный ответ на данный вопрос дал Верховный Суд РФ, 21 ноября 2023 года рассмотревший кассационную жалобу матери-опекуна на судебные акты, позволившие отцу ее недееспособной совершеннолетней дочери регулярно встречаться с ней.

Предлагаем ознакомиться с определением от 21 ноября 2023 года по делу № 77-КГ23-13-К1.

obschenie-otsa-s-nedeesposobnim-sovershennoletnim-rebenkom

Содержание:

  1. Фабула дела
  2. Позиции судов
  3. Позиция Верховного Cуда РФ

 

 

 

 

Фабула дела

 

 

 

Истец и Ответчица когда-то состояли в браке и у них родилась дочь. К сожалению, девочка с рождения была нездорова и ей присвоили I группу инвалидности. Когда малышке было всего 4 месяца отец оставил их с матерью. В 2002 году брак был расторгнут. Отец регулярно уклонялся от обязанностей по содержанию своей дочери и бывшей жены, что порождало долгие судебные иски и обжалования. В конце концов, на ребенка судом было установлено нищенское содержание, так как отец доказал, что не работает. Порядок общения с ребенком был определен соглашением между родителями, мать препятствий для встреч отца с дочерью не чинила, но тот не желал проводить время с ребенком.

Девушка достигла совершеннолетия и в 2019 году была признана недееспособной, а ее мать назначена опекуном над ней.

Неожиданно, в 2022 году отец подал иск к бывшей жене об определении порядка общения с ребенком, сославшись на то, что ему создаются препятствия для такого общения. Он просил позволить видеться с дочерью дважды в неделю.

 

 

 

Позиции судов

 

 

 

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования Истца – было решено, что он вправе общаться с дочерью два раза в месяц по одному часу (во время прогулки дочери и под присмотром опекуна). Принимая решение, суд руководствовался нормами Семейного кодекса РФ и пришел к выводу, что отец имеет право общаться с ребенком. Такое общение, по мнению суда, не может навредить физическому и психическому здоровью дочери.

Мать была против вмешательства в жизнь дочери отца, долгие годы уклонявшегося от участия в ее воспитании.  Мать посчитала, что его интересует только материальная сторона общения, ведь в собственности недееспособной дочери имеется недвижимость. Решение суда было обжаловано.

Апелляция и кассация прошли безуспешно для Ответчицы – решение суда первой инстанции устояло.

 

 

 

 

Позиция Верховного Cуда РФ

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, исследовав кассационную жалобу и материалы дела, выявила грубейшие нарушения норм материального права, допущенные нижестоящими судами.

 

  1. Верховный Суд отметил, что по достижении ребенком совершеннолетия родительские права прекращаются (п. 2 ст. 61 Семейного кодекса РФ). Отношения, связанные с установлением и осуществлением опеки над недееспособным лицами, регулируются ФЗ «Об опеке и попечительстве», Гражданским и Семейным кодексами РФ. Здесь уже речь идет не о правоотношениях между родителями и детьми, а о правах и обязанностях опекуна по отношению к подопечному.

    Суд первой инстанции к ситуации с совершеннолетним дееспособным гражданином применил по аналогии нормы семейного законодательства, регламентирующие право родителя на установление принудительного порядка общения с несовершеннолетним ребенком.

    Верховный Суд считает неправильным применение данной аналогии закона, если учесть, что родительские права Истца прекратились с достижением его дочерью возраста 18 лет.

  2. По мнению Верховного Суда, принимать решение следовало исходя из обеспечения прав и интересов самой недееспособной дочери, а не из интересов ее отца, но соответствующие обстоятельства судом исследованы и оценены не были. Так, суд первой инстанции не придал значения доводам Ответчицы, которая сообщила, что ее дочь с рождения страдает тяжелейшими заболеваниями, в связи с чем не имеет способности к общению. Более того, своего отца она не знает и встречи с ним могут принести ей нравственные страдания.

    Суду следовало проверить личностные и нравственные качества недееспособной дочери, прежде чем давать добро Истцу на встречи с ней. Суду надлежало с помощью специалистов или судебно-психологической экспертизы выяснить преставление дочери о ее семье и установить, будет ли общение с отцом отвечать ее интересам.

  3. Верховным Судом отмечено, что в судебных постановлениях не приведены основания, по которым суды фактически проигнорировали вышеуказанные юридически значимые обстоятельства по делу.

 

Верховный Суд подчеркнул, что поскольку «правовых норм, обязывающих совершеннолетних недееспособных детей общаться с родителями, проживающими отдельно, не имеется, у суда отсутствовали правовые основания для удовлетворения заявленных требований по нормам Семейного кодекса Российской Федерации».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила все судебные акты, принятые по данному делу, и направила его на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 

Екатерина Краснова
Екатерина Краснова

Автор журнала «Правовая Гарантия»

Поделитесь с друзьями