palienko mal

О «вечном» исполнительном производстве

По нашим многолетним наблюдениям, для большинства практикующих юристов работа, связанная с сопровождением и контролем за исполнением судебных актов, является делом «неблагородным».

Вопросы исполнительного производства практически всегда отдаются на откуп младшим юристам компаний, а некоторые коллеги категорически отказываются оказывать услуги в данной категории.
Эта позиция во многом объяснима, ведь актуальная статистика исполнительных производств, оконченных фактическим исполнением, демонстрирует цифры, едва превышающие 30%. При этом время, затрачиваемое для достижения положительных результатов, часто не соотносимо со скромными гонорарами, которые обычно сулит юристам подобная работа.
Palienko_Тем не менее, несколько лет назад у нас в практике был интересный, трагикомичный случай, о котором и хотелось бы поведать.
Наш клиент предъявил в территориальный орган ФССП по особым исполнительным производствам требование о взыскании крупной суммы.
Должник, как это бывает в аналогичных ситуациях, не изъявлял желания исполнять решение суда добровольно и предпринял ряд действий, направленных на отчуждение принадлежащего ему ранее имущества, не встретив при этом большого сопротивления со стороны уважаемых приставов. Нашим специалистам удалось установить, что с момента возбуждения исполнительного производства должник смог продать несколько принадлежавших ему объектов недвижимости.
Решением Истринского суда был установлен и признан незаконным факт бездействия судебного пристава-исполнителя, который своевременно не ограничил право должника на распоряжение указанным имуществом.
По прошествии двух лет с момента возбуждения исполнительного производства для клиента стало очевидным, что дождаться сатисфакции у него вряд ли получится, и мы обратились в суд с иском к ФССП России и Министерству финансов РФ о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.
Правовая позиция, которую мы изложили в исковом заявлении, касалась практики непоколебимой еще и ввиду наличия преюдиции – решения Истринского суда о признании незаконным бездействия пристава, не наложившего своевременно запрет на регистрацию имущества должника.
Однако, у суда было иное мнение по данному вопросу, нам было отказано. Так, на момент подачи нашего заявления производство было еще не прекращено, а, следовательно, нет оснований говорить о полной утрате возможности исполнения.
Таким образом, по мнению судьи, рассматривающего дело, сам факт многократного превышения срока на проведение всех исполнительских действий, а также полная реализация всех предусмотренных ФЗ «Об исполнительном производстве» инструментов, направленных на установление имущества должника, посредством которых могли быть исполнены требования, содержащиеся в исполнительном листе, не свидетельствовала о полной утрате возможности взыскания.
Попытки доказать, что двухлетний срок для исполнительного производства является неразумным и исчерпывающим, были нещадно отклонены судом.
Насколько нам известно, указанное производство длится и сегодня, вероятно, специалисты ФССП полагают, что возможность исполнения до сих пор не утрачена. Могут ведь работать, когда захотят.

Автор: Илья Палиенко — юрист, банкротная практика Legalsupport