Снос памятника маршалу Коневу в Праге. Новые подробности из Чехии

снос памятника Коневу

Продолжение статьи, главный вопрос - снос памятника маршалу Советского Союза И.С. Коневу в Праге. 1-я часть статьи «Снос памятника маршалу Коневу в Праге. О чем умалчивают СМИ»  в предыдущем номере.

Преамбула

Напоминая о том, что обсуждение политической составляющей столь одиозной ситуации с демонтажем в Праге памятника легендарному советскому полководцу И.С. Коневу  не самоцель (см. об этом суждение во введение 1-й части статьи),  ибо мы, напротив, с ориентированы лишь на поиске правовых аргументов, обосновывающих несостоятельность тех или иных обстоятельств, на которые уповают организаторы анализируемых событий с памятником И.С. Коневу в Праге, считаем уместным сделать все же следующее замечание.

Леонид Кушнаренко

Заявление МИД РФ

Оно обусловлено потребностью отреагировать на текущие события, на заявление МИД  РФ – Российской Федерации от 15 июня 2020г. в связи с зеркальным ответом на недружественные действия по высылке накануне из Чехии двух российских дипломатов.

См. выдержку из официального заявления российского дипломатического ведомства; выделенный шрифтом текст – ключевые слова лишь подтверждает изначально выбранную нами позицию абстрагироваться от политической подоплеки вопроса, ибо произошедшее ведь не чья-то персональная оплошность и не нелепая случайность. Напротив, мы наблюдаем хорошо подготовленную и спланированную операцию по дискредитации исторической памяти, ее перечеркивании, а в конечном итоге для разрушения преемственности связи поколений, подрыву нравственного базиса.  

Последствия инцидента коснутся не только лишь нескольких дипломатов, а затронут с высокой степенью вероятности многих:

«Послу …. мера является зеркальной в ответ на провокационную акцию официальной Праги, которая была предпринята без каких-либо на то оснований, что признают сами чешские власти».

«Объявление же ими решения … подтверждает, что линия на обострение отношений с Россией возведена теперь в ранг государственной политики».

ТЕЗИСЫ

в контексте анализируемого вопроса (о законности) демонтажа памятника И.С. Коневу в Праге:

- Рассмотрение вопроса в контексте МП-международного права (дополнительно к материалу, изложенному в 1 части статьи, включая положенияоб ответственности за нарушение МП и анализ о (не)вмешательстве во внутренние дела Чехии);

- К предыдущему материалу из части 1 «О памятнике маршала Конева в Праге как общности архитектурно-художественных компонентов» добавить данные:  памятные зоны применительно анализируемой темы и сведения об авторах памятника:  чешских скульпторе и архитекторе, а также об авторском праве.

К материалу о международном договоре (см. в части 1).

·       Положения об ответственности за нарушение МП его субъектом.

О причине рассмотрения - в связи с международным правонарушением  в виде совершенного действия (и/или бездействия) ЧР, нарушающего принятые международные обязательства по межгосударственному договору с РФ, наносящее (предположительно) той ущерб материального или нематериального характера.

Субъект международно-правовой ответственности  -  чешские государственные органы вне зависимости от их положения в системе органов государственной власти и управления, должностные лица ЧР, выступающие по ее поручению или от ее имени.

Ответственность же Чехии как государства возникает в результате предпринятых на ее территории противоправных действий, а также за бездействие органов власти в случаях, когда своевременное вмешательство властей могло бы предотвратить неправомерное действие.

   Следует обратить внимание на то, что основанием международно-правовой ответственности могут, кроме этого, явиться также и вредные последствия правомерной деятельности.

Причем при этом никакие ссылки государства ответчика, в роли которого может оказаться Чехия,  на его национальное законодательство в оправдание своего поведения, как это имеет место быть в связи с анализируемой ситуацией,  приведшего к нарушению норм МП недопустимы.

Краткий правовой анализ

 В качестве исходной позиции по данному вопросу  используем выражение "международный договор вступил в силу", которое означает не только лишь то,  что положения международного договора стали обязательными для подписантов – сторон данного договора, но и также,  что их нарушение повлечет за собой определенные международно-правовые последствия, в т.ч. ответственность государства-нарушителя.

Важно иметь в виду, что такая ответственность возникает, как правило, только при наличии причинной связи между противоправным поведением субъекта международного права и причиненным ущербом, нанесенным вредом.  

Поправки в Конституцию РФ и отношение к сносу памятника

Здесь принимаемая в РФ Конституция с установками (выделено курсивом здесь и далее) о том, что «Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается», наряду с уже действующим российским законодательством (см.  Закон РФ Об увековечении памяти погибших при защите Отечества), согласно которому увековечиваются места боевых действий, вошедшие в историю как символы героизма, мужества и стойкости народов нашего Отечества, могут сыграть важную роль в такого рода обвинениях против чешской стороны.  

Из целого арсенала форм ответственности, как то, например,  реторсия, репрессалии, сатисфакция, ресторация, на наш взгляд наиболее соответствующими рассматриваемому событию являются последние из перечисленных: сатисфакция, когда от имени ЧР приносятся официальные обращения к РФ опосредовано оказания почестей флагу российского государства или исполнения его гимна в соответствующей торжественной обстановке,  выражения сожаления с принесением извинений и заверения о том, что подобные неправомерные акции не будут иметь места в будущем  и т. д.,  и ресторация,предполагающая восстановление Чехией как государством-нарушителем прежнего состояния разрушенного материального объекта – памятника маршалу Советского Союза И.С. Коневу.

О (не)вмешательстве во внутренние дела Чехии

За основу при рассуждении на эту тему следует взять один из главных принципов международного права как международного обязательства,  которому должны следовать сотрудничающие государства (в данном случае ЧР и РФ в соответствии с ранее отмеченным межгосударственный договором о дружественных отношениях и сотрудничестве 1993 г.) – о невмешательстве во внутренние дела дружественных государств в нарушение этого договора (см. ст.1 – стороны будут последовательно руководствоваться принципами невмешательства … во внутренние дела) и Устава ООН (см. в ст. 2, п.7, -  ООН не дано права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства).

Здесь курсивом выделен текст из соответствующих документов касательно анализируемого абзаца.

Примечание: см. более подробнее об этом в  Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, № 2625 (XXV), принятой на Генеральной Ассамблее ООН 24.10.1970 г., а также в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе – т.н. Хельсинский акт в 1975 году, в Декларации ООН о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государства 1981 года.

Конечно, нельзя не согласиться с приведенным.  Но в то же время, с учетом анализа настоящей ситуации, необходимо понимать, что же конкретно означает декларируемый принцип отказа от невмешательства во внутренние и внешние дела государств. Ведь он, помимо общей риторики,  включает (подразумевает) некоторые общеизвестные предметные понятия, которые с высокой степенью достоверности определяются не только экспертами, но и обычными гражданами, например, суверенитет и пр.  И здесь нас ждут откровения, которые никак не вписываются в контекст предыдущих заявлений чешской стороны, его МИДа и Минобороны,   не имеют под собой никакой доказательной почвы, в смысле того, что всего лишь используется просто терминологический оборот – ВМЕШАТЕЛЬСТВО ВО ВНУТРЕННИЕ ДЕЛА. Он многократно транслируется различными СМИ, заслоняя (как ширмой) понимание сути дела.

Ответ же лежит на поверхности.   Дабы соответствовать претензиям в нарушении этого принципа необходимо очевидным образом, было бы покуситься, например,  суверенитет, политическую независимость, территориальную неприкосновенность, национальное единство и безопасность чешскогогосударства, национальную самобытность и культурное наследие его народа. Либо же воспрепятствовать в осуществлении ЧР суверенного и неотъемлемого права государства свободно определять свою собственную политическую, экономическую, культурную и социальную систему, развивать свои международные отношения и осуществлять неотъемлемый суверенитет над своими природными ресурсами в соответствии с волей его народа без внешней интервенции, вмешательства, подрывной деятельности, принуждения или угрозы в какой бы то ни было форме.

Безусловно, что выделенное курсивом (из Декларации ООН о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государства 1981 г.) никоим образом не коррелирует с действительностью во взаимоотношениях между РФ и ЧР, а потому вести речь далее об утверждении чешской стороны о якобы вмешательстве в их дела в Чехии  просто некорректно, нельзя так считать.

В заключение этих двух абзацев важно отметить, что наряду с отмеченной ранее необходимостью строгого соблюдения добросовестного выполнения обязательств по международному праву как таковой еще надобно  благоприятствовать осуществлению совместной формы сотрудничества как  сохранение, реставрация и возрождение … исторических … памятников и мест, представляющих культурный интерес (курсивом приведен уместный в связи с обсуждаемым вопросом фрагмент текста упомянутого выше Хельсинкского акта 1975 г. – см. VI и X разделы).

Данное замечание, кстати,  связывает воедино предписание об обязательном исполнении международного договора, а также сущности взаимодействия его подписантов с указанием конкретного направления совместных усилий.

Это, применительно к обсуждаемой теме, является формулой поведения,  определяющим понятием для разрешения возникшей неопределенности во взаимоотношениях между двумя сторонами договора. 

Ибо то, что наблюдаем мы сейчас в смысле заявлений представителей чешских властей, к сожалению,  больше похоже на оправдательные препинания набедокурившего малолетнего ребенка, и, кроме того, оно еще никак не уместно в связи с сутью вопроса, как то:  межгосударственный договор не затрагивает вопрос пражского памятника маршалу Коневу, или же он является собственностью районного муниципалитета и тот по этой причине волен с ним производить все, что тому заблагорассудиться и т.д. (см. далее рассуждения об этом более подробно).

Памятная (памятниковая) зона

На чешском - památková zóna. См. закон N 20/1987 Свода законов ЧР О государственном обеспечении (охране) памятных зон,  чеш., ⎯  О státní památkové péči.

Обращение к этому вопросу обусловлено рядом обстоятельств. Главным из них является необходимость рассмотрения предметно и с других сторон обстоятельства, с которыми сталкиваются исследователи в последнее время.  В своем большинстве все останавливаются на том, является ли памятник этот воинским захоронением, нет ли?

Здесь же нами приводится не менее важный аргумент касательно памятника И.С. Коневу в Праге, – памятная зона, то есть нахождение памятника в ней и акцентируется внимание, какие правовые нюансы в этой связи следует знать.   

Вначале, увязывая с предыдущим материалом из части 1, обратим Ваше внимание на понятие места почитания,   чеш., ⎯  pietní místo. Это место, напоминающее военные события и принесенные жертвы, чеш., ⎯   připomíná válečné události a oběti. Это понятие синомизируется с др. такими определениями как почет и уважение, чеш., ⎯    úcta, и также признательным одобрением,  чеш., ⎯    uznání.

Уместным будет упоминание в этой связи еще и публичного (общественной территории) места, чеш., ⎯   veřejné prostranství (prostor)  в контексте  универсальности его использования и неограниченного доступа к нему.

См.§ 34 закона о муниципалитетных образованиях населенных пунктов, чеш., ⎯    o obcích (obecní zřízení)), а также из постановления Конституционного суда ЧР - sp. zn.: Pl. ÚS 32/05 от 10.01.2006 касательно понятия общественный порядок,  чеш., ⎯   pořádek в местах общего пользования, чеш., ⎯   sloužící obecnému užívání: доступность для всех без ограничений, независимо от формы собственности этой территории,  чеш., ⎯   přístupnost každému bez omezení, a to bez ohledu na vlastnictví k tomuto prostoru.

ПРИМЕЧАНИЕ: также о доступе к воинскому памятнику см. в третьем абзаце.

Конкретно, что касается  нами анализируемой памятной зоны,  она формально носит следующее название в чешской информационной системе по охране памятников: Памятная зона Бубенеч, Дейвице, Верхние Голешовице, Прага 6, площадь Интербригады, памятник маршалу Коневу, чеш., ⎯   Památková zóna Bubeneč, Dejvice, horní Holešovice, Praha 6, Náměstí Interbrigády, pomník maršála Koněva, см. сайт https://iispp.npu.cz/ Чешский национальный устав памятников,  чеш., ⎯   Národní památkový ústav.  

В надежде, что этой официальной информации можно доверять. Должно быть, данное гос. учреждение ответственно относится к законодательству ЧР,  в частности, к § 6 п.2 закона о гос.  охране памятных зон,  где указано, что сведения об объявлении, чеш., ⎯   o prohlašování памятных зон определяются общеобязательным правовым регулированием,  чеш., ⎯   stanoví obecně závazný právní předpis.

В соответствии с § 6а) данного закона все изменения в таких зонах могут производиться исключительно после согласований с чешским Министерством культуры.  

И потому  приводимый часто в качестве аргумента факт, что пражский памятник маршалу Коневу не является памятником культуры и по этой причине Минкультуры ЧР «умывает руки» в связи с возникшей ситуацией, подлежит сомнению, безусловно.  В буквальном смысле он не памятник культуры, но то, что министерство закончило тем самым с ним счеты, это не так, доказывается, конечно же.

Применительно к местному органу самоуправления, с точки зрения обязанностей см. § 29 п.2 по определению законом об охране памятников обеспечительных мер в части всестороннего уходаза недвижимым имуществом, чеш., ⎯    nemovitosti (а анализируемый нами объект – памятник И.С. Коневу с ним соотносится), который хотя и не причислен к памятникам культуры, но расположен в памятной зоне.  К этому следует добавить законодательное положение (см. § 14 данного закона) об обновлении памятников культуры и тех, кто таковыми не являются, но расположены в памятной зоне  с позиции взаимоотношений муниципального органа – выдачи специального заключения и пр. при намерении выполнения реставрации,  чеш., ⎯    obnova: технического обслуживания,  чеш., ⎯    údržba,  ремонта, чеш., ⎯    oprava, реконструкции, чеш., ⎯    rekonstrukce, реставрации,  чеш., ⎯    restaurování или др. модификации, чеш., ⎯     úprava памятника или его окружающей среды, чеш., ⎯    prostředí.

ПРИМЕЧАНИЕ: нами приведен намеренно перечень возможных для исполнения реставрационных работ, дабы иметь возможность адекватного реагирования на всяческие варианты объяснений в связи с демонтажем памятника И.С. Коневу, к примеру, что его состояние неудовлетворительное, дескать,  а посему понадобилось что-либо из перечисленного и пр. Хотя, правды ради, ведь не было доселе никаких даже признаков таких намерений  у местных властей. Тут другое, лучшим будет ссылаться непосредственно на сохранность памятника, наряду с уходом за ним и   доступом к нему,  как указано в ст. 21 международного договоре между РФ и ЧР.

Данные вопросы находятся в тесной связи с разрабатываемым планом по защите,  чеш., ⎯    plán ochrany, согласно § 6а) цитируемого закона, в котором устанавливается способ обеспеченности сохранности культурных ценностей (в смысле качественных показателей), чеш., ⎯     hodnot памятной зоны.

Примечательно, что форма и содержательная часть этого плана устанавливается Министерством культуры ЧР в соответствии с нормативным правовым актом,  чеш., ⎯    právním předpisem (см. § 6а) п.6).  Последняя реплика вдогон и в дополнение к опубликованному выше тезису о том, что Мин. Культ. ЧР «умывает руки» в связи с возникшей ситуацией. Все более становиться очевидным, что нет.

В связи с изложенным, кроме того, см. об этом также в законе № 183/2006Свода законов ЧР О строительстве (чеш., ⎯    Stavební zákon), - более подробно в последнем пятом абзаце.

Авторы памятника и авторское право

Данная информация, вернее, ее подача нами вызвана особой причиной, повлекшей замысел как-то отреагировать и не только в виде простого личностного неприятия, а более обстоятельно и объективно.  Причина - резкое неприятие (по крайней мере, нам так показалось) чешских СМИ по отношении к авторам, а их  двое: скульптор и архитектор.

Этот авторский коллектив возник не сразу. Лишь после того как ранее скульптор вместе с товарищем, который затем погодя вышел из совместного проекта, выиграл специально объявленный творческий конкурс. Изначальный авторский замысел скульптора Зденека Крыбуса позже перерос в коллективную работу с архитектором Вратиславом Ружичкой по возведению монумента на памятном месте: памятник вкупе с комплексным архитектурным обликом.

Мы все до недавнего времени, пока не был снесен памятник маршалу Коневу, были свидетелями воплощенных  плодов их совместного творчества – мемориала с художественными компонентами вместе с площадью в окружении природного ландшафта.

Скульптор Зденек Крыбус (Zdeněk Krybus) – академический скульптор, чеш., ⎯      akademický socař,  заслуженный деятель искусств,  чеш., ⎯     zasloužilý umělec  Чехословакии.

Архитектор – Вратислав Ружичка также весьма известная личность в Чехии.  

О соавторах монумента имеется много информации в сети, что дает объективное представление об их высоком профессиональном уровне.  А потому нет необходимости детализировать их творческое наследие.

Заметим лишь касательно скульптора З. Крыбуса, кроме того, что обладая академическим титулом, высоким званием в области искусств заслуженного деятеля, много лет преподавал в чешской академии искусств, чеш., ⎯     Akademie výtvarných umění он еще (дополняя его педагогическую и творческую характеристику). Он ученик и затем ассистент  выдающегося национального скульптора и известного педагога Карла Покорного, который возглавлял академию искусств.  Тот, к слову, был, в свою очередь, учеником другого выдающегося скульптора Йозефа Вацлава Мысльбека.  Его последняя работа – Святой Вацлав на центральной площади Праги и сейчас украшает чешскую столицу, являясь ее визитной карточкой. 

Все это, конечно же,  вносит в наше понимание ситуации с не признанием известного скульптора Крыбуса как автора художественного творения – скульптуры маршала Конева полную сумятицу, чего нельзя сказать о представителях чешского Минкульта и солидарных с ним большинством национальных СМИ.  Министерство отказалось рассматривать вопрос на предмет признания памятника И.С. Коневу памятником культуры в конце 2019 г. 

По сути этого вопроса несколько важных замечаний.

Опираясь на находящуюся в распоряжении, имеющуюся в открытом публичном пространстве информацию, касаемо подоплеки всего в этой связи произошедшего, в частности, на Постановление районного совета муниципалитета Прага 6  в апреле с.г. со ссылкой на их же резолюцию № 120/19 от 12.09.2019 г. : «найти достойное применение произведению искусства (статуи) маршала И.С. Конева …», чеш., ⎯    nalezením důstojného uplatnění uměleckého díla (sochy) maršála I.S. Koněva,  где прямым текстом дано определение  статуи Конева в Праге как скульптурного творения. После чего ваятеля - …..   с академическим титулом соотнести с безызвестным творцом ничтожного в художественном (культурологическом) смысле слова, никак нельзя.  Как тут не бы старалось множество СМИ уничижительно отзываясь о памятнике как ничтожной с точки зрения искусства. 

Второе замечание, - в отношении официального заявления чешского Мин. Культуры в декабре 2019 г., которое отказало в признании статуи советского маршала Ивана Конева в Праге 6 памятником культуры,  чеш., ⎯    odmítlo prohlásit sochu sovětského maršála Ivana Koněva v Praze 6 za kulturní památku 

Следует заметить, что в действительности ведь не было никакого рассмотрения такого дела в стенах министерства. По причине того, что, как они заявил пресс-аташе чешского министерства культуры  в  их официальном заявлении,  - они не инициировали дела в отношении данного памятника,   чеш., ⎯     nezahájilo řízení, сославшись на специальную позицию, чеш., ⎯     odborná stanoviska двух субъектов, одного -  упоминавшейся уже  чешской национальной институции памятников и второго – созданный  в 2014-м году по ее инициативе и активном участии  по охране памятникового фонда,  чеш., ⎯    Komise pro ochranu památkového fondu возникшего во второй половине XX столетия. Те же, просто даже и неудивительно вовсе, высказались в унисон, дескать,  с художественной точки зрения,  чеш., ⎯    z uměleckého hlediska это не является значимым произведением, чеш., ⎯    není významnějším dílem.

На этом эпопея с присвоением статуса культурного памятника, позволявшая тому иметь большую правовую защищенность, была провалена, и как нам кажется, намерено.

По нашему мнению, здесь в процитированном выше заявлении Минкультуры ЧР в терминологическом сочетании советский маршал ключевым словом является советский.  Вот потому скульптор оказался без вины виноватым, как говорится.

С одной стороны, после 1989г., так называемой бархатной революции, когда все, связанное с прошлым советским периодом в истории Чехии (Чехословакии), в т.ч. в отношении соцреализма в искусстве,  подверглось антагонизму, жесточайшей критике как противоречащее национальной самобытности, культурным традициям  и пр.,  а также и особо в связи с приравниванием по чешскому законодательству коммунистического режима с нацизмом (Об этом далее еще в третьем абзаце).

В заключение абзаца, возвращаясь к сносу памятника, приведем в связи с рассматриваемым вопросом одно, правда,  не оригинальное авторское, а позаимствованное нами суждение, которое было обнародовано ранее в СМИ, но как нам показалось,  оно заслуживает внимания, тем паче, что в первой части мы заявляли нечто подобное о компонентах  как самого памятника, так и всего мемориального комплекса:  мол, статуя является составной частью памятника как вещи с юридической точки зрения,  чеш., ⎯    socha součástí jako věci v právním smyslu.

А так как памятник целиком не перемещается,  чеш., ⎯    pomník se jako celek nepřemisťuje, то снятие статуи с постамента его обесценивает, чеш., ⎯    znehodnocuje, его, поскольку она является неотъемлемой частью художественного замысла памятника в целом,   чеш., ⎯    protože ta je integrální součástí uměleckého záměru pomníku jako celku. То есть, без статуи он больше не является памятником.

Этот пассаж может быть полезным при оспаривании сноса памятника и пригодится для пытливых умов, например, из числа студенческой молодежи при написании учебных работ, решении коллоквиумов.

Осквернение пьедестала

В этой связи уместным будет привести для сведения, анализируемое надругательство над памятником И.С. Коневу не закончилось 3 апреля  2020г.  только лишь свержением его самого, ибо  уже вскоре совсем - утром 9 мая был осквернен также и его пьедестал: «На пьедестал, где недавно находилась скульптура маршала Конева, кто-то установил унитаз. Полиция ведет расследование», – так передала ТАСС об инциденте слова официального представителя полиции ЧР.

С учетом того, что данная информация относится к этой теме с позиции культуры, то нельзя удержаться от последнего комментария, а именно сказать, что такое нынче модное в сфере искусств течение как инсталляции удалась. Провокационная выходка негодяев уже негативно проявила себя как воплощение пошлости и цинизма.  

Хотелось было первоначально написать,  проявила себя в истории, но это не так. Вот маршал Советского Союза обрел вечное признание целых народов как их освободитель от фашистского рабства, вошел в историю, а какой-то бомонд, напротив, сойдет как грязная пена и не останется и следа никакого. 

(Остается лишь благодарить в кавычках мерзавцев  за отсутствие реализма в виде позорных субъектов со спущенными штанами).

В отношении авторских прав уместно говорить об этом в контексте чешского законодательства (см. нашу статью Права на защиту результатов интеллектуального труда в Чехии).  Однако скульптор еще при жизни (умер в 2007 г.) передал их районному муниципалитету.  То есть о каком-то нарушении правообладания речи не идет. 


Леонид Кушнаренко, адвокат, партнер чешской адвокатской компании в Праге «Advokátní kancelář Kushnarenko & partners»

http://advokat-cz.com/contacts/

Поделитесь с друзьями
Похожие статьи
ЧЕХИЯ – о транспортных законах
О важности рассматриваемого вопроса свидетельствует не только тот факт, что в транспортной отрасли в Европейском…
Снос памятника маршалу Коневу в Праге. Мнение адвоката из Чехии
Ссылка на 1-ю часть и 2-ю часть статьи «Снос памятника маршалу Коневу в Праге. О…
Аренда и строительство жилья в Чехии
Вопросы, связанные с недвижимостью в Чехии, в особенности те, что относятся к ее аренде и…
X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999 999
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами