Верховный суд напомнил судам о правилах доказывания обязательств, возникших из устной договоренности

Верховный суд напомнил судам о правилах доказывания обязательств, возникших из устной договоренности

Дело заключалось в следующем: у гражданина С. в собственности имелось транспортное средство – Камаз.

По устной договоренности гражданин С. передал гражданину П. автомобиль на хранение в гаражный бокс, расположенный в нежилом здании, принадлежащем гражданину П. 3 февраля 2017 года в этом помещении произошел пожар, в результате чего все сгораемые части автомобиля были уничтожены.

Полагая, что гражданин П. обязан возместить убытки за причинение вреда его имуществу, гражданин С. обратился с претензией, которая была оставлена без ответа.

В процессе судебного разбирательства, гражданин С. пытался взыскать с гражданина П. убытки в размере 1 млн. рублей, однако суды нижестоящих инстанций встали на сторону ответчика.

Вынесение такого решения суды обосновали тем, что договор хранения между истцом и ответчиком в письменной форме заключен не был, соответственно каких-либо обязательств по хранению Камаза гражданин П. на себя не принимал.

Более того, суд первой инстанции указал, что истцом не доказана вина гражданина П. в возникновении пожара и нарушении правил противопожарной безопасности, в связи с чем оснований для взыскания убытков с ответчика не имелось.

Верховный суд посчитал вынесенные судебные акты незаконными и необоснованными, поскольку судом первой инстанции не дана правильная юридическая квалификация возникших правоотношений, а также неверно распределено бремя доказывания.

Применив положения ГК РФ о договоре хранения, ВС РФ напомнил, что несоблюдение письменной формы договора не делает такой договор недействительным. Сторона, в таком случае, лишь ограничена в средствах доказывания.

Ответчик, возражая против иска, подтвердил, что разрешил пользоваться истцу гаражным боксом, соответственно не оспаривал, что автомобиль в момент пожара находился в принадлежащем ему помещении.

Поскольку факт нахождения автомобиля истца в момент пожара в здании ответчика установлен, обязанность доказать то, что обязательства исполнялись надлежащим образом и в соответствии с условиями договора, лежит на исполнителе, то есть на гражданине П.

Таким образом, именно гражданин П. как собственник здания, в котором произошёл пожар, должен был доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба гражданину С.

Поскольку судебные акты нижестоящих судов были вынесены с существенным нарушением норм материального и процессуального права. Верховный суд РФ вернул дело на новое рассмотрение.

 *Определение №66-КГ18-9 от 10.07.2018

X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999-99-99
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами