kushn m

Чешский след в судебном решении ЕСЧП – о родах в домашних условиях

Совсем недавно у нас было в адвокатском производстве дело, связанное с родами на территории ЧР — Чешской Республики (суррогатное материнство в связи с искусственным оплодотворением, беременностью, родами, — чеш. umělým oplodněním, těhotenstvím, porodem), которое заслуживает отдельного описания ввиду особой специфики как с позиции правовой, так и нравственной.

Имея в виду это дело, обращению подверглись и другие, близкие по своей тематике случаи. Весьма родственной по сути, по резонансу в профессиональной среде оказалось следующее дело  в контексте заявленной темы о ЕСПЧ – Европейском суде по правам человека. Позволительным будет привести его в качестве примера одного из примечательных дел (из немногочисленного их ряда) относительно граждан ЧР – Чешской Республики. Речь пойдет о двух женщинах – роженицах.

В надежде, что короткий правовой разбор по судебному решению позволит нам сделать полезные выводы при анализе подобного рода событий, тем более, что Постановление Европейского суда (о чем пойдет речь далее) не поставило точку в данном деле, а, как нам кажется, лишь отсрочило потребность упорядочивания с правовой позиции весьма чувствительной и особой деятельности касательно профессионального медицинского сообщества (и не только в ЧР, а и в др. странах), главных фигурантов в этой славной истории – рождения детей, их матерей при осуществлении родов.

KushnarenkoВ качестве преамбулы короткая справка:  ЕСЧП пришло к выводу, что  ЧР не нарушала прав чешских женщин: Шарки Дубской и Александры Крейзовой, обратившихся к ним в связи с домашними родами (см. дело “Dubská and Krejzová против Чешской Республики”).

По сути этого рассматриваемого в Страсбурге дела. Женщинами в своих заявлениях в Европейский суд сделан акцент на том, что из-за чешских законов они были лишены возможности реализации своих прав  на роды на дому при участии ассистенток-акушерок.

Фигурантами по данному делу в исках было указано, что они не сумели отыскать соответствующих специалистов, чтобы теми была оказана им необходимая помощь при родах в домашних условиях. Они пожаловались  на то, что чешское законодательство запрещает медицинским работникам соответствующего профиля  предоставлять помощь при домашних родах в Чехии.  Это обусловило, по их мнению, невозможность произвести безопасные роды дома. В связи с чем главный исковой вопрос сводился к тому, может ли чешское государство защитить право рожениц в ЧР на уважение их частной жизни, в том числе в связи с возможностью реализации на практике возможности им определять обстоятельства, в которых они будут рожать своих детей.

В ходе тщательного разбирательства в Европейском суде выяснился целый ряд нюансов, сопряженных с настоящими исками: для акушерок был риск крупного штрафа в случае предоставления ими соответствующих медицинских услуг при родах дома, без официального разрешения, а медицинско-страховые компании, в свою очередь,  аргументировали отказ заявительницам на домашние роды покрыть расходы, связанные с ними, действующим законодательством в стране, не предусматривающим таковое, и тем, что у них нет контрактов с какими-либо медицинскими работниками, оказывающими подобные услуги. В соответствующий реестр в области здравоохранения применительно к таким специалистам включены только акушерки, которым, с юридической точки зрения, разрешалось принимать роды только в помещении, оснащённом необходимым технологическим оборудованием, но никак не в частном доме.

Чешское национальное законодательство сориентировано на обеспечение того, чтобы такая медицинская помощь оказывалась в «безопасных местах родов», то есть в оборудованных помещениях с высоким уровнем  медицинской помощи, дабы свести к минимуму в случае внезапных осложнений риски для здоровья и жизни новорожденного или его матери.

Об указанном требуемом для этих целей оборудовании см. § 1 п.1 с отсылкой на п. 1.11 (гинекология и акушерство) приложения 1 Постановления № 221/2010 Свода Законов ЧР Об оборудовании медицинских учреждений (примечание: в настоящее время в этой связи следует ссылаться на новый Закон ЧР № 372/2011 О медицинском обслуживании).

И главное, как и в др. странах в этой связи,  на что Европейским судом обращалось внимание,  не существует единого мнения по поводу разрешения или запрета осуществления родов на дому (в более, чем в двух десятках государств Совета Европы домашние роды не урегулированы вообще или в недостаточной степени), а также не решена проблема, в том числе с финансовой точки зрения, предоставления экстренной медицинской помощи при таких родах.

Утверждение истиц при обращении в суд,  что чешское законодательство запрещает работникам системы здравоохранения проводить домашние роды в ЧР, аргументировалось ссылкой на нарушение статьи № 8  Конвенции  — Европейского соглашения о защите прав человека.

В своем разъяснении ЕСПЧ констатировал, что применительно к данному случаю эта статья, предусматривающая уважительное отношение к частной и семейной жизни, нарушена не была.

Здесь (по примененной при судебном рассмотрении  ссылке на положение данной статьи) уместным будет отметить позицию со стороны экспертного сообщества, эксперты сомневаются, применима ли вообще цитируемая статья  по данным обстоятельствам дела.  Рекомендуется опереться по этому вопросу на  имеющееся в настоящем деле отдельное мнение судьи  Лемменса.

Еще одним важным выводом для правоприменительном практики из этого дела следует наличие в материалах дела подробно отработанной (что в конечном итоге сыграло в пользу ответчика – ЧР) и аргументированной позиции государства по анализируемым обстоятельствам: приведен правовой базис, которым  руководствуется касательно данного вопроса Министерство здравоохранения ЧР.

Леонид Кушнаренко,
адвокат, партнер чешской адвокатской компании в Праге «Advokátní kancelář Kushnarenko & partners»