Судебная практика

"Срочное"

правосудие

11 июня 2009 года был принят Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Федеральный закон направлен на сокращение сроков рассмотрения гражданских дел в судах. В связи с этим устанавливается ответственность за нарушение сроков и порядка доставки и вручения судебной корреспонденции, а также ответственность экспертов государственных судебно-экспертных учреждений за нарушение сроков представления экспертных заключений.

Почему власть и судейское сообщество обеспокоены проблемой длительного рассмотрения гражданских и уголовных дел? С этим вопросом мы обратились к председателю Омского областного суда Владимиру Ярковому.

– Владимир Алексеевич, что дало основание говорить о необходимости сокращения сроков? Действительно ли этот вопрос в последнее время приобрел особую значимость и актуальность?

– Я думаю, что, прежде всего, он актуален из-за необходимости снять напряженность в обществе. Сейчас она присутствует – это и нерешенные социальные проблемы, и долговременные попытки разрешить их через суд. Все-таки мы стремимся к правовому государству, а правовое государство без действенной судебной власти невозможно, потому что право реализуется в основном в суде.

Естественно, в цивилизованных обществах конфликтов меньше, потому что люди приучены к порядку. У нас этого пока нет. Конфликты разрешаются в основном либо посредством исполнительной власти, либо в суде, что сегодня встречается все чаще. Кроме того, социальная напряженность связана с возрастающим количеством жалоб на действия судов. Сейчас мы знаем, что такое Европейский суд, а о нас, к сожалению, создается впечатление, как о государстве неправовом. Для нас как для представителей судебной власти, это небезразлично, поэтому и возникают попытки реформировать как судебную систему, так и законодательство.

– В чем минусы долгого рассмотрения дел?

– Дело в том, что сроки – это не только «хождение по мукам» для сторон. Человек, который долго ждет судебного решения, уже внутренне начинает не доверять суду.

Кроме того, возникает коррупционная составляющая. Ведь затягивание процесса выгодно тем, кто пытается добиться желаемого результата, повлиять на суд. Известно, что чем больше времени проходит с момента совершения преступления, тем меньше возможности установить истину. Достоверная информация размывается, подвергается сомнению. И с этой проблемой сталкиваются все специалисты.

Есть такое понятие – разумные сроки рассмотрения дел. Европейский суд постоянно говорит об этом, потому что процессуальных сроков в том виде, в котором они существуют у нас, в большинстве систем нет.

– А каковы разумные сроки?

– Разумные сроки – это сроки, достаточные для правильного разрешения дела. Ведь в ряде случаев существуют и объективные причины для длительного рассмотрения.  Например, суд не может повлиять на сроки вынесения экспертного заключения. К сожалению, нам часто приходится слышать от специалистов, что  на определенный вид экспертизы уйдет немало времени…Здесь возникает уже проблема выбора экспертного учреждения. Суд должен найти то, которое вовремя сделает заключение. Все это на фоне возрастающей нагрузки – вопрос сложнейший, поэтому без некоторых изменений в процессуальном законодательстве мы рано или поздно столкнемся с проблемой обрушения сроков.

– И каково, на Ваш взгляд, решение?

– Бесконечно наращивать численность судов невозможно. Мне кажется, мы уже достигли такого предела, когда правосудие становится слишком дорогостоящим для государства. Речь должна идти о процедурных изменениях.

Возьмем, например, систему мировых судов. За 2009 год они рассмотрели более двухсот тысяч дел на сто с лишним судей. Это две тысячи дел на человека. С такими показателями мы идем в тупик. Я думаю, система мировых судов  будет  двигаться по пути упрощения процедуры, либо со временем мировые суды  должны слиться  с судами общей юрисдикции.

Что касается гражданского процесса, участие в нём предполагается сделать более дорогим – за счет повышенной пошлины, квалифицированной юридической помощи. Услуги адвоката стоят немало, но наличие грамотного правового сопровождения облегчает процедуру. Конечно, мы не можем лишить человека права на судебную защиту, но перед ним должен стоять выбор: либо  досудебное урегулирование спора, либо судебное разбирательство и затраты на него.

Нужно менять сам процесс рассмотрения гражданских и уголовных дел в том русле, как это существует в американском правосудии, которое на сегодняшний день задает тон. В США существует институт сделки, который, однако, имеет ряд недостатков и подвергается сегодня критике. Хотя при добросовестном исполнении обязательств всеми участниками процесса этот институт имеет перспективы для нашего государства. Но это опять же связано с издержками…

Мы уже сейчас ввели «особый порядок» рассмотрения по некоторым категориям дел. И институт сделки, скорее всего, в будущем примем в том виде, как он существует в США.

– Как сокращение сроков влияет на качество вынесенных решений?

– Если судить по количеству отмененных дел за последний год, то можно сказать ухудшения качества не произошло. Показатели стабильны – отменяется каждое пятое-шестое решение как по гражданским, так и по уголовным делам.

– Судейское сообщество готово к сокращению сроков?

– Ему некуда деваться. Я уже говорил, если мы не примем мер по жесткому контролю за сроками, произойдет их обрушение.

Сейчас мы можем контролировать количество дел в производстве. Дела с длительными сроками рассмотрения  есть всегда. Это связано с различными причинами. Например, ответчики находятся в другом государстве, где очень сложная система извещений. Кроме того, большое количество дел находится на длительном рассмотрении в связи с необходимостью проведения экспертизы. Есть экспертиза, которую проводят единицы экспертных учреждений.

Мы давно озаботились проблемой сокращения сроков рассмотрения гражданских дел. Работа велась поэтапно. Первоначально брали на контроль дела, находящиеся в производстве свыше года. Затем появилась возможность взять на контроль дела, находящиеся в производстве свыше шести месяцев. С августа 2009 года уже контролируем дела, находящиеся в производстве свыше четырех месяцев.

В уголовном процессе контролируются все дела, находящиеся в производстве свыше трех месяцев. На данный момент количество таких дел – 115. Это немного. В 2007 году их было 329.

– Для судей, которые затягивают сроки, предусмотрена ответственность?

– Во-первых, материальная ответственность. Мы ввели определенные коэффициенты поощрения, которые распределяются между судьями в зависимости от нагрузки. Учитывается качество отправления правосудия и сроки рассмотрения дел. Если срок нарушается, судья лишается премии. Во-вторых, судью могут вызвать на Совет судей Омской области. Вопрос также может быть рассмотрен на заседании президиума Омского областного суда. Все зависит от того, насколько грубым было нарушение. Мы выясняем, где имелись объективные причины для длительного рассмотрения дела, а где их не было. Последняя инстанция – это квалификационная коллегия, которая может либо предупредить, либо прекратить полномочия судьи. Но полномочия у нас прекращаются нечасто, и я не считаю, что это лучший метод воздействия. Сегодня я не вижу необходимости применять эту меру к кому-то из судей, потому что вопрос сроков жестко контролируется.

Конечно, те показатели, которые мы имеем на сегодняшний день, не идеальны, но терпимы. И я думаю, мы будем стремиться к их снижению. Отработать эту систему очень непросто, потому что мы зависим от многого: от работы почты, милиции, приставов. Мы отлаживаем взаимодействие с ними, и, надеюсь, в 2010 году у нас будут лучшие показатели.

Главное, над чем мы работаем, – это учеба судей. Зачастую длительное рассмотрение дела связано с неподготовленностью судьи к рассмотрению данного дела. Правильно рассмотреть иск, определить предмет, круг доказательств, обстоятельства – очень непросто. Только с подготовленными судьями мы сможем разрешить проблему сроков.

X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999 999
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами