КС РФ объяснил, кто может оспаривать отцовство

КС РФ объяснил, кто может оспаривать отцовство

Опубликовано очередное постановление Конституционного Суда. На этот раз оно связано с п. 1 ст. 52 Семейного кодекса РФ, а также п. 1 ч.1 ст. 134 и абзаца 2 ст. 220 ГПК.

Необходимость в оспаривании конституционности данных пунктов связана с правом наследования и неопределенностью в возможности оспорить незаконные записи ЗАГСов.

Фабула дела

Определением Октябрьского районного суда города Барнаула Алтайского края от 8 июня 2018 года прекращено производство по делу по иску гражданки Шишкиной, являющейся дочерью гражданина П., умершего 24 января 2017 года, к гражданке Г., действующей в интересах своей несовершеннолетней дочери М., об исключении последней из числа наследников П. При этом суд указал, что данный иск фактически является иском об оспаривании отцовства, а Шишкина не относится к кругу лиц, которые вправе оспаривать отцовство в отношении несовершеннолетней М. Определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 1 августа 2018 года названное определение отменено, дело возвращено для рассмотрения по существу.

Повторно изучив дело, суд удовлетворил требования Шишкиной об аннулировании записи акта об установлении отцовства П. в отношении М. Этим решением несовершеннолетняя была исключена из списка наследников. Суд же пришёл к выводу, что никаких законных оснований для регистрации об установлении отцовства у ЗАГСа не было.

Мать несовершеннолетней направила апелляционную жалобу — и это возымело успех: принятое решение отменено, аннулирование записей отменено, как и пункт об исключении М. из списка наследников. Судебная коллегия по гражданским делам так мотивировала своё решение:

«Перечень лиц, установленный ст. 52 Семейного кодекса РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, а потому Шишкина не является лицом, обладающим правом оспаривания отцовства П. в отношении М. Кроме того доводы о том, что П. не является биологическим отцом ребенка, не имеют правового значения, поскольку он при жизни отцовство не оспаривал».

По мнению заявителя, п. 1 ст. 52 Семейного кодекса РФ, а также п. 1 ч.1 ст. 134 и абзаца 2 ст. 220 ГПК противоречат ч.4 ст. 35 Конституции РФ, которая закрепляет право наследования в качестве гарантированного права человека.

Позиция Конституционного Суда

Конституционный Суд, анализируя материалы дела, сослался на Постановление КС РФ от 23 декабря 2013 года, в котором указано, что «статья 35 (часть 4) Конституции Российской Федерации не провозглашает абсолютной свободы наследования – как и некоторые другие права и свободы, она может быть ограничена федеральным законом, но только в той мере, в какой это необходимо в конституционно значимых целях, и при условии, что соответствующее ограничение носит обоснованный и соразмерный характер».

Суд отмечает, что порядок внесения записи о родителях ребенка в книгу записей рождений чётко регламентирован в виду особой значимости последствий совершаемых в отношении происхождения ребёнка действий. Такая запись может быть оспорена только в судебном порядке по требованию следующих лиц:

  • Отца;
  • Матери;
  • Фактического отца;
  • Фактической матери;
  • Самого ребёнка по достижении совершеннолетия;
  • Опекуна ребёнка;
  • Опекуна недееспособного родителя.

Ограниченный круг лиц, способный внести подобные изменения, обусловлен необходимостью обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних, а также недопустимостью произвольного вмешательства кого либо в дела семьи.

При этом реализация наследственных прав базируется на юридических фактах, которые связывают наследодателя с наследниками (брак, родственная связь и т. д.).

В пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской 11 Федерации от 16 мая 2017 года № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» со ссылкой на пункт 1 статьи 52 Семейного кодекса Российской Федерации приведен перечень лиц, которые вправе обратиться с исковым заявлением об оспаривании отцовства (материнства). К таким относится и ребёнок, не достигший восемнадцатилетнего возраста, приобретший полную дееспособность в результате эмансипации или вступления в брак.

Если обратившееся лицо не относится к данному перечню, то судебное производство прекращается.

Экспертиза покажет

Суд счёл необходимым провести ряд экспертиз. Так, выяснилось, что оспариваемая запись об отцовстве основана на совместном заявлении матери и отца ребёнка. Однако, исходя из результатов подчерковедческой экспертизы, имеющаяся на документе «отцовская» подпись ему не принадлежит. При это мать отказалась как от повторной подчерковедческой, так и от молекулярно-генетической экспертиз.

В пункте 6 данного Постановления указано: «В соответствии с требованием статьи 17 (часть 3) Конституции о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, пунктом 1 статьи 52 Семейного кодекса определен исчерпывающий перечень лиц, которые вправе обратиться с исковым заявлением об оспаривании отцовства, в целях обеспечения реализации принципа приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи. Однако в отсутствие специального регулирования порядка оспаривания отцовства для случаев, когда требования пункта 2 статьи 51 данного Кодекса о подаче совместного заявления для внесения в книгу записей рождений записи об отце ребенка не были соблюдены (в частности, когда подпись отца на совместном заявлении родителей не является подлинной), правоприменительная практика, по существу, отрицает возможность защиты интересов наследников лица, записанного в качестве отца ребенка в книге записей рождений на основании подложных документов».

При этом перечень лиц, имеющих право подать иск об оспаривании записи об отце ребёнка, является закрытым и не подлежит расширительному толкованию. Однако суды применяют данный перечень без учёта обстоятельств той или иной ситуации. Подобный подход необоснованно расширяет круг жизненных ситуаций, попадающих в сферу действия ограничений по кругу лиц, содержащихся в оспариваемой норме Семейного кодекса.

Рекомендация федеральному законодателю

Данная ситуация стала причиной вынесения Конституционным Судом рекомендаций федеральному законодателю. Так, по мнению судей КС, федеральному законодателю необходимо внести изменения в круг лиц, имеющих право оспаривать запись о родителях в книге записей рождений, для случаев, если процесс оформления записи не соответствует требованиям п. 2 ст. 51 Семейного Кодекса.

В итоге Конституционный Суд признал п. 1 ст. 52 Семейного Кодекса РФ, п. 1 ч.1 ст.134 и абзац 2 ст. 220 ГПК РФ в их взаимосвязи не соответствующими Конституции, а именно ее статьям 2, 17, 18, 35 (часть 4), 46 (части 1 и 2) .

Читайте далее:

Как отстоять свои права при обнаружении поломки в новом авто?

ВС объяснил, что считается сведениями, порочащими репутацию

Преступления, IT, угрозы в соцсетях: речь Путина на заседании МВД

Поделитесь с друзьями
Похожие статьи
Запись в похозяйственной книге доказывает право собственности
Часто в процессе принятия наследства возникает множество вопросов, связанных с правами наследников, имуществом и т. д.…
“Паттерн безразличия и бездействия”: КС об ответственности за угрозы
На официальном портале Конституционного Суда Российской Федерации опубликовано очередное определение. На этот раз решался вопрос…
Имею право на обязательную долю в наследстве
Довольно часто ко мне обращаются с вопросом об обязательной доле в наследстве. Итак, кто же…
X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999-99-99
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами