КС РФ рассказал о праве представителей коренных народов на охоту

КС РФ рассказал о праве представителей коренных народов на охоту

Саамы — один из коренных малочисленных народов Севера. Этот народ занимается охотой ввиду ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности. Однако для того, чтобы заниматься охотой на законных основаниях, им необходимо получить охотничий билет. При наличии доказательств того, что получатель билета является представителем коренных малочисленных народов, в документе проставляется соответствующая отметка. Также там указывается, что охота является основой существования представителей таких народов.

Фабула дела

Гражданин Данилов, являясь представителем саамов, обратился в Министерство природных ресурсов и экологии Мурманской области с просьбой о проставлении в ранее выданном ему охотничьем билете отметки о возможности охоты в целях ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности. В проставлении отметки было отказано, поскольку он не представил доказательств того, что относится к числу представителей коренных малочисленных народов и охота является основой его существования. Мужчина решил добиться своего через суд.

Решением районного суда, с которым согласились вышестоящие суды, заявителю отказано в удовлетворении его требования на том основании, что он проживает в благоустроенной квартире в городе Оленегорске, который не относится к территориям традиционного проживания коренных малочисленных народов, трудоустроен и получает стабильный доход, являющийся источником обеспечения его семьи. С учетом этих обстоятельств суды указали на то, что образ жизни Данилова нельзя расценивать как традиционный образ жизни коренных малочисленных народов, а его деятельность не связана с традиционной хозяйственной деятельностью таких народов в том смысле, в каком она понимается в законодательстве. Кроме того, как отметили суды, по смыслу законодательства об охоте одна лишь принадлежность заявителя к числу саамов не может служить основанием для предоставления Данилову права осуществлять охоту в таких целях.

Северянин не согласился с такой позицией судов и обратился в Конституционный Суд, полагая, что ч. 1 ст. 3 ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ» и ч. 1 ст. 19 ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3) и 69 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку не предусматривают права гражданина, который является представителем коренного малочисленного народа, ведет традиционный образ жизни в свободное от основной деятельности время и постоянно проживает вне мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности соответствующего народа, осуществлять охоту.

Позиция Конституционного Суда

Связь с народом

Конституционный Суд напомнил, что коренными малочисленными народами Российской Федерации признаются народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйственную деятельность и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями. Под традиционным образом жизни понимается исторически сложившийся способ жизнеобеспечения этих народов, основанный на историческом опыте их предков в области природопользования, самобытной социальной организации проживания, самобытной культуры, сохранения обычаев и верований, а под исконной средой их обитания – исторически сложившийся ареал, в пределах которого эти народы осуществляют культурную и бытовую жизнедеятельность и который влияет на их самоидентификацию, образ жизни.

Указывая в качестве одного из условий распространения положенных представителям малочисленных народов гарантий проживание в местах традиционного проживания таких народов, законодатель исходил из необходимости сбережения традиционного образа жизни коренных малочисленных народов в его естественной взаимосвязи с исконной средой обитания таких народов, влияющей, в частности, на их самоидентификацию и образ жизни.

Однако такое требование препятствует представителям таких народов, не проживающих на постоянной основе в традиционных местах проживания и ведения традиционной хозяйственной деятельности предков, но всё же сохранивших устойчивую, объективную и верифицируемую связь с этими территориями.

«Такая связь может, в частности, выражаться в осуществлении гражданином традиционной хозяйственной деятельности на территориях традиционного расселения своих предков, в его продолжительном и регулярном пребывании на этих территориях в целях поддержания и сохранения исторического опыта предков в области природопользования, самобытной социальной организации, самобытной культуры, обычаев и верований», - уточняет Конституционный Суд.

Места традиционного проживания

Проживание вне мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренного малочисленного народа само по себе не свидетельствует о том, что представитель этого народа прекратил данный статус или иным образом утратил этническую и культурную связь со своим народом и территориями, на которых тот проживает. Поэтому часть 1 статьи 3 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» не может рассматриваться как исключающая представителя коренного малочисленного народа из числа лиц, на которых распространяются предусмотренные законом гарантии, на основании того, что гражданин не проживает на земле своего народа и не ведёт традиционную деятельность.

Таким образом, часть 1 статьи 3 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» не противоречит Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3) и 69 (часть 1).

Вместе с тем федеральный законодатель не лишен возможности внести необходимые изменения в правовое регулирование гарантий прав коренных малочисленных народов.

Право на охоту

Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» закрепил в числе принципов данного регулирования учет интересов населения, для которого охота является основой существования, в том числе коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, и предусмотрел охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности в качестве самостоятельного вида охоты.

В судебных решениях, принятых по делу Данилова, нашел отражение подход, согласно которому осуществление права на охоту обусловлено не самой принадлежностью лица к коренному малочисленному народу, а тем, что такая охота должна быть для гражданина основным источником средств к существованию. Наличие же иного источника жизнеобеспечения, а равно и постоянное проживание вне мест традиционного проживания народов рассматриваются как обстоятельства, свидетельствующие о том, что гражданин не ведет традиционный образ жизни, а потому исключающие для него возможность реализации права на охоту.

Такие условия осуществления названного вида охоты, как постоянное проживание в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и охота в качестве основы существования, распространяются только на тех лиц, которые не относятся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Между тем указание именно того населения, для которого охота является основой существования, не исключает понимания части 1 статьи 19 данного Федерального закона как предполагающей недостаточность для осуществления охоты, ею предусмотренной, одного лишь факта принадлежности к соответствующему народу.

Основной источник жизнеобеспечения

При этом абзац второй части 1 статьи 3 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» допускает осуществление традиционной хозяйственной деятельности наряду с иными видами деятельности, которые по его смыслу выступают в качестве основного источника жизнеобеспечения конкретного гражданина.

Применительно к возможности охоты на условиях, установленных для коренных малочисленных народов, должно приниматься во внимание истолкование части 1 статьи 3 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» как не исключающей распространения гарантий, предусмотренных данным законом и касающихся возможности ведения традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности, на гражданина, относящегося к такому народу, не проживающего постоянно в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности этого народа, но сохраняющего объективно подтвержденную связь с указанными местами, с образом жизни и хозяйственной деятельностью народа.

Таким образом, оспариваемая Даниловым часть 1 статьи 19 Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не противоречит Конституции Российской Федерации.

Решения, принятые по делу, подлежат пересмотру.

Читайте далее:

Имею право на отпуск

Подписан документ о совершенствовании работы органов ЗАГС

ВС РФ рассказал о взыскании судебных расходов и неисполнимости судебных актов

Поделитесь с друзьями
Похожие статьи
КС: порядок предоставления отсрочки от армии должен быть изменен
Конституционный суд РФ огласил решение по жалобе Павла Спиридонова и запросу Бугульминского горсуда Татарстана. Они…
Глава Минюста: российская судебная система уходит от обвинительного уклона
Судебная система РФ уходит от обвинительного уклона, заявил глава Минюста Александр Коновалов. «Судебная система развивается,…
Может ли адвокат пройти на территорию ФСИН с телефоном?
В суд обратился Адвокат, возмущённый действиями ФСИН. Дело в том, что его не допустили на…
X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999-99-99
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами