Должен ли финансовый управляющий согласовывать реализацию имущества с должником?

Должен ли финансовый управляющий согласовывать реализацию имущества с должником?

Фабула дела

В 2018 году в отношении гражданина-должника введена процедура реструктуризации долгов. Спустя полгода введена реализация имуществом. В реестр требований кредиторов должника в состав третьей очереди удовлетворения включены требования четырёх кредиторов в общем размере 1 877 741 рубль 07 копеек.

Позднее было утверждено Положение о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества должника, согласно которому имущество сформировано в три лота: ½ доли в жилом помещении; помещение общей площадью 39,3 кв. м.; земельный участок и жилой дом.

Однако вскоре в суд обратился мужчина с заявлением о намерении удовлетворить в полном объёме требования кредиторов к должнику. Через месяц на депозитный счёт суда уже были внесены средства в сумме, соответствующей размеру всех включённых в реестр требований кредиторов должника.

И обратившийся гражданин, и должник ходатайствовали о принятии обеспечительных мер в виде запрета финансовому управляющему реализовать с торгов имущество, принадлежащее должнику, до вынесения определения суда о признании требований кредиторов удовлетворёнными, однако арбитражный суд, а вместе с ним и апелляционный отказали в их удовлетворении.

Чуть позднее суд всё же удовлетворил заявление гражданина о намерении удовлетворить в полном объёме требования кредиторов.

Параллельно с этими событиями финансовый управляющий заключил договоры купли-продажи недвижимости. С реализации имущество на счёт должника поступили средства в размере 9 460 000 рублей, в связи с чем управляющий обратился в суд с заявлением об установлении процентов по вознаграждению в размере 662 200 рублей. Арбитражный Суд отказал в удовлетворении заявления, указав, что имела место недобросовестность финансового управляющего, направленная на необоснованное увеличение вознаграждения.

Суд апелляционной инстанции, напротив, пришёл к выводу о правомерности действий управляющего по реализации имущества должника на торгах и отсутствии оснований для отказа в выплате стимулирующей части вознаграждения. Суд округа согласился с данными выводами.

Позиция Верховного Суда

Суд напомнил, что финансовый управляющий в процедурах банкротства граждан, в силу пунктов 2 и 4 статьи 20.3, пункта 8 статьи 213.9 Закона о банкротстве, обязан принимать разумные и экономически обоснованные решения в интересах должника и его кредиторов, способствовать соблюдению справедливого баланса между правами должника и имущественными интересами иных участников банкротного процесса, что означает не только погашение долгов перед всеми кредиторами путем продажи имущества должника с максимальной выгодой, но и максимальное сохранение имущества должника для продолжения его жизнедеятельности по завершении процедур банкротства.

Исходя из наличия заявления о намерении удовлетворить в полном объеме требования кредиторов, принятого судом к производству до публикации финансовым управляющим в ЕФРСБ сообщения о проведении торгов, финансовый управляющий обязан был самостоятельно проанализировать свои дальнейшие действия по продаже имущества должника и принять решение о необходимости отложения публикации сообщения о проведении торгов с целью проверки финансового состояния вызвавшегося погасить долги лица.

После того, как гражданин внёс необходимую для погашения требований сумму на счёт арбитражного суда, у управляющего не оставалось оснований полагать, что намерение не будет исполнено. Следовательно, действия управляющего по выставлению имущества на торги при наличии фактически исполненного заявления о погашении требований кредиторов необходимо квалифицировать исключительно как недобросовестные.

«Само по себе одобрение кредиторами действий финансового управляющего по реализации имущества должника, а также отказ суда в принятии обеспечительных мер, направленных на запрет таких действий, не освобождает управляющего от доказывания обоснованности, правомерности своих действий и не исключает возможность квалификации действий как несоответствующих стандартам добросовестности и разумности», – указывает Верховный Суд.

Не осталось без внимание и то, что управляющим было выставлено на продажу сразу несколько лотов, несмотря на то, что стоимость даже одного из них превышает размер всех заявленных требований к должнику. В такой ситуации управляющий должен был реализовать только часть имущества, необходимую для погашения долга. Выбор имущества согласуется с самим должником.

Каких-либо оснований для реализации сразу трёх объектов недвижимости у управляющего не было, следовательно, данные действия также квалифицируются как недобросовестные, направленные на неправомерное увеличение собственного вознаграждения в ущерб интересам должника.

Таким образом, определение суда первой инстанции оставлено в силе, а иные — отменены.

Актуальное по теме:

Может ли судья при вынесении приговора ссылаться на мнение потерпевших?

ВС объяснил, кто обладает преимуществом на дороге

ВС объяснил, когда просрочка платежей не является основанием для отказа от исполнения договора купли-продажи

ТОП материалов по теме:

Как обжаловать действия или бездействия арбитражного управляющего?

Как проходят торги по банкротству?

Как кредитору включить свои требования к должнику в реестр?

Поделитесь с друзьями
Похожие статьи
Суд отказался взыскать неустойку, опасаясь банкротства должника
Истец планировал взыскать с ответчика 2 млн 400 тыс. рублей за 2 года и 2…
ВС:Оплата услуг одним супругом другому- несение судебных расходов
Выбор представителя интересов в суде — ответственный процесс. Исход дела во многом будет зависеть от…
Новый законопроект об умышленном доведении до признаков банкротства.
Правительство Российской Федерации внесло на рассмотрение в Государственную Думу законопроект федерального закона «О внесении изменений…
X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999-99-99
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами