КС РФ: злостного должника можно лишить единственного жилья

КС РФ: злостного должника можно лишить единственного жилья

Очередное дело о банкротстве было рассмотрено Конституционным Судом РФ. К нему не было бы такого пристального внимания, если бы речь не шла о границах запрета на взыскание единственного жилья должника.

Заявитель Ревин (фамилия изменена, прим.ред.) обратился в КС РФ с жалобой о несоответствии Конституции абзаца второго части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации и пункта 3 статьи 21325 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Напомним, согласно пункту 3 статьи 213.25 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством; определение об исключении имущества гражданина из конкурсной массы или об отказе в таком исключении может быть обжаловано.

В соответствии с абзацем вторым части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, когда оно является предметом ипотеки и на него может быть обращено взыскание в соответствии с законодательством об ипотеке.

История вопроса

В 1999 году в пользу Ревина с должника было взыскано 772 500 рублей. Также взысканы расходы на уплату госпошлины — 5 335 рублей. Но, несмотря на то, что исполнительное производство было возбуждено, долг взыскан не был.

В 2018 году сумма долга была проиндексирована: теперь сумма задолженности составила 3 911 000 рублей. При этом долг был частично погашен должником.

Спустя полгода должник был признан банкротом, а требование заявителя в размере 4 525 069 рублей включено в реестр требований кредиторов должника в составе третьей очереди.

Начался процесс реализации имущества должника, однако, к удивлению и недовольству заявителя, в перечень имущества, подлежащего реализации, не включена квартира, принадлежащая должнику. Ревин попытался разрешить этот вопрос с финансовым управляющим через суд, однако Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления о разрешении разногласий.

Суды, аргументируя свои выводы, указали, что спорная квартира, согласно пункту 3 статьи 21325 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», абзацу второго части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации, является единственным жильём должника, на которое распространяется исполнительский иммунитет.

Исполнительский (имущественный) иммунитет — запрет на изъятие у должника единственного жилья, если оно не является предметом залога.

Казалось бы, всё просто. Но Ревина смутил тот факт, что квартира куплена уже после вынесения судом решения о взыскании долга и возбуждения исполнительного производства. При этом сумма, за которую должник приобрёл квартиру, намного превышала сумму долга.

Это стало причиной обращения Заявителя в Конституционный Суд, т. к. оспариваемые положения противоречат Конституции в той мере, в какой распространяют исполнительский иммунитет на жилое помещение, приобретённое после возбуждения исполнительного производства о взыскании долга.

Исполнительский иммунитет

Конституционный Суд, сославшись на Постановление от 14 мая 2012 года № 11-П, напомнил, что ранее КС РФ уже приходил к выводу, что для соблюдения конституционного принципа соразмерности в сфере защиты прав и законных интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника исполнительский иммунитет должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

При этом запрет обращения взыскания на единственное пригодное для постоянного проживания гражданина-должника и членов его семьи жилое помещение конституционно оправдан постольку, поскольку он обеспечивает этим лицам сохранение жилищных условий, приемлемых в конкретной социально-экономической обстановке, от которой и зависят представления о том, какое жилое помещение можно или следует считать достаточным для удовлетворения разумной потребности человека в жилище, отмечает Конституционный Суд.

А воз и ныне там...

Оказалось, что ранее вопрос соответствия Конституции абзаца второго части первой стати 446 ГПК РФ поднимался. Более того, КС РФ отмечал необходимость внесения в неё изменений, хотя и не признал её неконституционной. Суд обязал Правительство внести необходимые изменения в ГПК, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в данном жилом помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, с тем чтобы обеспечить возможность удовлетворения имущественных интересов кредитора (взыскателя) в случае, когда соответствующий объект недвижимости по своим характеристикам явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования.

Также Судом было указано на необходимость урегулировать порядок обращения взыскания на жилое помещение, явно превышающее по своим характеристикам соответствующий уровень обеспеченности жильем, который позволял бы, в частности, выявить, является ли жилое помещение единственно пригодным для проживания собственника и членов его семьи, притом что и понятие (перечень) лиц, определяемых как совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи, также следовало уточнить сообразно предназначению этого регулирования.

Кроме того Конституционный Суд признал обязательным, чтобы закон допускал обращение взыскания на указанное жилое помещение на основании судебного решения только в том случае, если суд установит не одно лишь формальное соответствие жилого помещения критериям, позволяющим преодолеть в отношении него исполнительский иммунитет, но и несоразмерность доходов гражданина-должника его обязательствам перед кредитором (взыскателем) в отсутствие у него иного имущества, на которое взыскание можно было бы обратить.

Однако за практически девять лет Законодательные органы не внесли в закон необходимые поправки, дело не двинулось дальше подготовки двух законопроектов. Это препятствует обращению взыскания по исполнительным документам на такие жилые помещения, объективные характеристики которых превышают разумно достаточные для удовлетворения потребности в жилище, притом что их стоимость может позволить удовлетворить имущественные притязания взыскателя (значительной их части) и при этом сохранить для гражданина-должника и членов его семьи возможность реализовать конституционное право на жилище.

Выход есть?

Несмотря на то, что необходимые изменения не были внесены в оспариваемые положения, суды вправе отказать гражданам-должникам в защите прав, образующих исполнительский иммунитет согласно абзацу второму части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации в его взаимосвязи с пунктом 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», если по делу установлено, что само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями, наличие которых позволяет применить к должнику предусмотренные законом последствия.

В качестве обстоятельств, которые имеют значение в проведении оценки действий должника, следует учесть время присуждения долга, время возбуждения исполнительного производства, время и условия совершения сделок, при которых должник отчуждал деньги с тем, чтобы приобрести объект, защищённый исполнительским иммунитетом.

Исходя из изложенного, Конституционный Суд постановил признать оспариваемые положения соответствующими Конституции, т. к. они не могут быть основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, предусмотренные этими законоположениями, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета. Также КС РФ напомнил, что за законодателем сохраняется обязанность внести изменения в ст. 446 ГПК РФ.

Дела Ревина подлежат пересмотру.

Читайте далее:

Право собственности на дом под угрозой для жизни

Первая жена Задорнова получит от “Первого канала” 3,7 млн. рублей

Закон о просветительской деятельности: благо или пороховая бочка?

Поделитесь с друзьями
Похожие статьи
Истребование имущества у добросовестного приобретателя
Совершение сделок, сопряженных с приобретением имущества, всегда носит рисковый характер. Прежде всего покупатель несет риск…
Закон о банкротстве: предложено расширить права кредиторов
Глава Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин сообщил, что ТПП считает необходимым внести поправки в закон о банкротстве. Изменения…
Новации в законодательстве Чехии о банкротстве
В продолжение весьма емкой и актуальной темы коснемся некоторых особенностей банкротства в связи с чешским…
X

Закажите звонок

Наш адвокат свяжется с Вами и даст подробную информацию по интересующим Вас вопросам.



09
:
00
+7(999) 999-99-99
9
18
Наш адвокат свяжется с Вами